Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

СОБИНИАДА

В марте 1908 года на сцене Городского театра выступал Леонид Витальевич Собинов – величайший российский певец, лирический тенор. Ажиотаж стоял небывалый. Вот как отреагировала популярная газета "Киевская мысль" на это событие.
У театра.

В кассе.

Билеты доставлены.


Счастливый зритель.


Чуть позже, в апреле 1908-го газета опубликовала еще одну "театральную" карикатура, на которой были изображены две очереди: в театральную кассу и в ночлежный дом.



Источник:
Михаил Кальницкий. 100 лет назад киевляне постились с помощью театра. Опубликовано на сайте "Комсомольская правда в Украине", 15/03/2012.
 

ПРОРЕЗНАЯ, 7/2-4 и 10

По проекту послевоенного восстановления центра Киева предусматривалось создание в нижней части Прорезной небольшой площади, в центре которой вместо нынешней проезжей части должен был быть построен новый драматический театра на 1200 зрителей.Если бы проект осуществился, то улица  Прорезная не имела бы выход на Крещатик, ограничиваясь Пушкинской.

Здание театра планировалось возвести в том же стиле, что и жилые дома на углу Прорезной и Пушкинской – №№ 7/2-4 и 10 (в 1950–х – № 14). Эти восьмиэтажки должны были визуально подчеркнуть продолжение улицы от создаваемой театральной площади. Проектировка домов осуществлялась разными организациями – "Днепрограждпромстроем" и "Киевпроектом". В результате здания хоть и не совсем подобны по объемно-пространственному решению, но все равно создают единую своеобразную архитектурную композицию.
Также в доме № 7/2-4 интересно решение совмещения углового восьмиэтажного здания и шестиэтажного жилого дома вдоль Пушкинской. Перепад уровней, необходимый для подчеркивания угловой части, обусловлен не только разницей в количестве этажей, но и тем, что помещения первого этажа угловых зданий имеют высоту потолка 5м. Ранее в доме № 7/2-4 располагался магазин "Украинские колбасы", в № 10 – "Ряженка".

А новый театр так и не был построен. На месте планируемой площади вдоль проезжей части разбили скверы. Сейчас в них установлены памятники Паниковскому, Лесю Курбасу и Махтумкули Фраги.





ПОКОРИТЕЛЬ БЕСКОНЕЧНОСТИ ДАВИД ЛЬВОВИЧ БОРОВСКИЙ






Фотопортрет Д.Л. Боровского в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

Говоря об этом человеке, киевский театрал обязательно с грустью отметит: "Увы, и нашего Девика переманила Москва". И кто знает, не будь "мудрого ребе" (так его прозвали на Таганке) и его перпендикулярного шерстяного занавеса, сумели бы Любимов и Высоцкий доказать возможность своего Гамлета – в тренировочном костюме, с гитарой?..















Экспозиция, посвященная "Гамлету" Высоцкого в Галерее ВЫСОЦКИЙ на Воздвиженке

2 июля 1934 года в Одессе у Льва Давидовича и Берты Моисеевны Боровских-Бродских родился мальчик. Ребенка назвали в честь деда – Давидом. Он рос в обычной одесской семье, и судьба у него, наверное, сложилась бы по-одесски обычная, но все круто изменила война…

Вернувшись в Украину из эвакуации, семья обосновалась в Киеве. В 1947 году Давид поступил в художественную школу, но, после смерти отца и болезни матери, в поисках заработка вынужден был оставить ее в 1950-м. Отец товарища, работавший в техническом цехе театра имени Франко, решил помочь мальчику заработать копейку. Так Боровский нырнул "в чрево театра, в закулисный котел, где разбиваются сердца и кристаллизуются судьбы". В то время режиссером КУАДТ был ученик Леся Курбаса Борис Александрович Балабан, а декоратором – выдающийся художник, график, вождь украинского авангарда 20-х годов Анатолий Галактионович Петрицкий. Несомненно, юному "театральному маляру", так на профессиональном сленге называли художников–исполнителей, было чему поучиться у выдающихся метров. Чуть позже Давид стал учеником декоратора уже в театре русской драмы имени Леси Украинки.
Он пришел в театр, когда там оставались еще "мамонты" и господствовала исключительно система Станиславского. Художники творили в рамках "системы". Даже те, которые в 30-ых считались экспериментаторами, в 50-ые были уже сломаны. Шли пятиактные пьесы, с антрактами до сорока минут, во время которых полностью меняли декорации и не смолкал стук молотков. В результате спектакли затягивались до глубокой ночи.
Но уже появился и молодняк во главе со своим лидером – режиссером Ириной Александровной Молостовой. Им не хватало молодого художника, и Давид Боровский со своим видением "пустого пространства" пришелся как нельзя кстати. Ему дали возможность оформить первый спектакль "Ложь на длинных ногах" (1956 год). С этой работы и начался звездный путь Давида Львовича, а Ирина Молостова навсегда осталась для него человеком, открывшим двери в театр.
В 1965-ом Молостова пригласила Боровского в театр им. Т. Шевченко на постановку оперы Шостаковича "Катерина Измайлова". О спектакле с восторгом писали газеты, в частности об оформлении: "Сцена наглухо заперта. Напоминает мрачный тюремный двор". При этом в афише значились две фамилии: Шостаковича и художника Климентьева, хотя все знали, что это была идея Боровского. (Впрочем, и на афише "Лжи на длинных ногах" первой стояла фамилия главного художника театра).

Но это было потом, а пока, после первой успешной работы, юного Давида заметили и, главное, поверили в его талант и интуицию.
























К спектаклю "Поворот ключа".
Автор Милан Кундера. Режиссер Михаил Резникович.
Постановка 1963 года.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки



В 1956-м Боровский знакомится с учеником и секретарем Мейерхольда Леонидом Викторовичем Варпаховским, а в 1959-ом другой мейерхольдовец, Василий Федорович Федоров, привлек Боровского к созданию спектакля "Соло на флейте" авторства украинского писателя Ивана Микитенко.

Вот что сам Давид Львович рассказал в интервью газете "Известия" 17 февраля 2005 года: "Пока я не пришел в театр, я ни о чем таком представления не имел. В художественной школе нас учили только на передвижниках. Но однажды в конце 50-х я был в гостях у художников. Они были старше меня, а я был пацаном. Они стали между собой говорить, и до меня донеслась фамилия Мейерхольд. Они как раз говорили о том, что его реабилитировали. Я не знал тогда никакого Мейерхольда, но фамилия врезалась. Ну что это за фамилия? Вот вы знаете второго Мейерхольда? Возьмите телефонную книгу. Часто вы встретите там фамилию Мейерхольд? Есть в ней что-то завораживающее. Я не стал переспрашивать о нем, но запомнил. А потом уже позже у нас в знаменитом Киевском русском театре появился прямой ученик Мейерхольда, его секретарь, отсидевший 15 лет в лагерях, – Леонид Варпаховский… и он рассказывал мне о Мейерхольде. К тому же в Киеве был свой Мейерхольд – Лесь Курбас, тоже уничтоженный. И мне приходилось в театре Ивана Франко работать с артистами разрушенного курбасовского "Березиля". Иными словами, в провинции приобщиться к запрещенному прошлому было даже проще, чем в столице. Здесь же в Киеве жил еще один великий классик авангарда–- Анатолий Петрицкий, тоже сотрудничавший с Курбасом... У Петрицкого я видел поздние работы. Но это был уже не тот гений. Компромисс стоил ему... Помните у Чехова "по капле выдавливать из себя раба". Так вот Петрицкий, как и многие тогда, по капле выдавливал из себя свободного художника. Так что это и в случае с Петрицким, и в случае с Варпаховским была в основном устная традиция. Но и этой традиции оказалось достаточно, чтобы собирать по крохам тот театр, который уже практически не существовал. Когда ты молод, эти встречи имеют огромное значение. Не было бы их, я был бы другим".

В 1961 году Давид Львович вместе с Варпаховским работал над постановкой "Оптимистической трагедии" на сцене театра им. Франко. А через шесть лет, в 1967-ом, когда Боровский уже год, как перебрался в Москву, они поставили этот спектакль в Малом театре. Тогда же Варпаховский познакомил художника с Юрием Петровичем Любимовым. К тому времени руководитель Таганки уже знал работы Давида Львовича, в частности, эскизы декораций к спектаклям "Катерина Измайлова" и "На дне", представленные на выставке произведений художников театра и кино в Манеже. И началось тридцатилетнее служение Боровского театру драмы и комедии на Таганке…
Фрагмент интерьера домашнегл кабинета и мастерской художника в Москве.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

Но и находясь в Москве, Давид Львович не разорвал свои киевские связи, с удовольствием откликаясь на приглашения украинских коллег.
Фрагмент оформления спектакля "Бесприданница" Александра Островского. 1973 год.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

Фрагмент оформления спектакля "Наполеон и корсиканка" Иржи Губача. 2004 год.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

Спустя полвека после своего первого триумфа, художник приехал в Киев со своей последней работой "Дон Кихот. 1938". Увы, но состоявшаяся осенью премьера прошла без мэтра. Давид Львович Боровский умер от инфаркта 6 апреля 2006 года в Боготе (Колумбия), куда приехал на открытие своей персональной выставки. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.
"Дон Кихот. 1938" по М.Булгакову и Сервантесу. Сценическая композиция и постановка Михаила Резниковича. Макет оформления спектакля. 2006 год.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

А в Национальном академическом театре русской драмы имени Леси Украинки, откуда пошла его мировая слава, установлен памятник – скульптурный портрет "Покорителя Бесконечности" Давида Львовича Боровского.

Скульптурный портрет Д,Л, Боровского выполнен в 1973 г. из оргстекла Владимиром Миненко.
Экспозиция в музее Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки

Николай Соловцов. Становление киевской русской драмы.

1(13) сентября 1891 г. было положено начало постоянному русскому драматическому театру в Киеве. В тот день в помещении театра А. Бергонье на улице Фундуклеевской (теперь театр им. Леси Украинки, ул. Богдана Хмельницкого) давали комедию Н. Гоголя “Ревизор”. Ее ставило Киевское драматическое товарищество под управлением Николая Николаевича Соловцова, который исполнял главную роль — городничего Сквозник-Дмухановского.


Н. Н. Соловцов (1857-1902)

Николай Николаевич Соловцов (настоящая фамилия Федоров) родился в 1857 г. в семье дворянина Орловской губернии. С юных лет он проявил тягу к сцене и участвовал в ученических спектаклях. После окончания гимназии в 1875 г. впервые выступил в г. Орле на профессиональной сцене, хотя и оставался в течение сезона на положении любителя. В следующем году Соловцов уже играл в Ярославле, а потом пошла обычная кочевая жизнь артиста — Оренбург, Саратов, Ростов-на-Дону, Тамбов, Полтава, Харьков, Казань, Петербург, Нижний Новгород, Москва.
В Киеве артист впервые гастролировал в 1879 г., выдвинувшись на ведущие роли “первых любовников”. Вторично приехал в 1886 г., а потом в 1888-1891 гг. каждую весну, уже в качестве режиссера, привозил труппу Московского товарищества актеров. Спектакли имели большой успех и давали полные кассовые сборы. Соловцов играл Гамлета, Отелло, Ивана Грозного, создал много ярких образов в пьесах отечественных и зарубежных авторов.

Н.Н. Соловцов в роли Гамлета

И вот в воскресенье 1(13) сентября 1891 г. созданное Соловцовым совместно с Т. Чужбиновым, Е. Неделиным и Н. Песоцким "Товарищество драматических актеров"  открыло в Киеве сезон 1891-1892 гг. В течение его зимней части, закончившейся 15 февраля, было дано 138 вечерних и 34 утренних спектакля, их посетили 68 549 человек.

Драматический театр "Соловцов" в доме Бергонье

В 1893 году дороги московских артистов-основателей разошлись, и киевская театральная труппа перешла под единоличное руководство Соловцова, которое он и осуществлял до конца жизни.
Сезон 1897—1898 гг. в доме наследников Бергонье стал для труппы последним. Свой следующий, восьмой сезон, театр “Соловцов” открыл 11(23) октября 1898 г. уже в новом помещении — на Николаевской (И. Франко) площади. Она и окружавшие ее улицы еще несколько лет до этого назывались не иначе как Меринговским садом. А ранее здесь, в центре города, предполагали устроить ботанический сад университета св. Владимира, но потом отвели ему землю на Бульварной улице, за университетом.
Федор Федорович (Фридрих Фридрихович) Меринг (1822—1887), популярный в Киеве профессор-терапевт, начал покупать землю для усадьбы в 1855 г. и через 18 лет обладал уже всей территорией между Крещатиком, Институтской, Банковой и Лютеранской улицами. Однако землевладелец не отгораживался от жителей города, и киевляне свободно приходили в его сад и даже катались зимой на катке, в который превращался имевшийся в усадьбе пруд.

Пруд в усадьбе Ф.Ф.Меринга. 1880-е

Через четыре года после смерти Ф. Ф. Меринга его сыновья обратились в городскую думу с намерением поделить Меринговский сад на отдельные участки и проложить улицы. При этом по представленному плану подлежали застройке более восьми гектаров земли. Ранее то же самое планировал сделать и сам Федор Федорович, но городская дума отказала, обосновав свое решение тем, что не следует лишать Крещатик “резервуара свежего воздуха”, которым является сад. Не получили разрешения на перепланировку с первой попытки и наследники.
В конце 1894 г. они снова подали прошение — просили дозволить прокладку четырех улиц по новому проекту архитектора В. В. Городецкого. Речь шла о серьезной перепланировке центра города, а потому для рассмотрения уточненных предложений дума создала комиссию во главе с членом городской управы гражданским инженером Г П. Шлейфером.
На этот раз разрешение было дано, и усадьбу Меринга выкупило акционерное Киевское домостроительное товарищество, созданное, как указывалось в утвержденном в октябре 1895 г. уставе для возведения новых зданий и перестройки существующих. В течение двух-трех лет акционеры во главе с директором правления Шлейфером проложили и застроили пять новых улиц. Вот так появились Николаевская (Карла Маркса, Архитектора Городецкого), Меринговская (Фирдоуси, Заньковецкой), Новая (Станиславского) и Ольгинская.

Николаевская улица. 1900-е

А там, где раньше был пруд распланировали Николаевскую площадь (Спартака, И. Франко). Здесь и решили строить театр. В определенной мере это был ответ на пожар, уничтоживший 4 февраля 1896 г городской театр на Владимирской улице. Антрепризу здесь на протяжении 1874—1881 гг. и с 1892 г. держал певец и антрепренер Иосиф Сетов (1826—1893). Пресса отзывалась об этом времени как о “самом блестящем в истории Киевской оперы”. Уже 2(14) июня 1896 г. вдова Сетова Пальмира Францевна, бывшая цирковая наездница, заключила с Домостроительным товариществом сделку на строительство театра для нее.
Согласно проектам Э. П. Брадтмана и Г П. Шлейфера четырехъярусное театральное помещение должно было вмешать 1800 человек, в том числе в партере иметь 520 мест. Сетова пожелала устроить партер так, чтобы он мог преобразовываться в цирковую арену. Строили очень быстро, и 3 ноября газета “Киевлянин” писала, что “здание театра П. Ф. Сетовой уже возведено почти под крышу установка которой может быть произведена даже в начале зимы”. Но 1(13) декабря было сообщено, что формальный договор между домостроителями и Сетовой не заключен и здание остается в собственности Товарищества. Тут же Соловцов высказал желание арендовать его и в итоге не только на 9 лет снял новый театр с ежегодной арендной платой 17,5 тыс. руб., но и оставил за собой театр Бергонье.

Театр Соловцов на Николаевской площади. 1901 г.

Рассказывая о новой постройке и помня о пожаре в городском театре, справочники и путеводители по Киеву подчеркивали пожарную безопасность театра Соловцова, ширину коридоров и большое количество дверей в нем. Здание было освящено 10(22) октября 1898 г., а на следующий день состоялось торжественное открытие театра. На нем вся труппа, хор и два оркестра исполнили Торжественную увертюру А. Рубинштейна, потом дали отрывки оперы А. Серова “Рогнеда”, из “Горя от ума” А Грибоедова и “Ревизора” Н. Гоголя, картинку русской свадьбы конца XVI столетия с песнями и плясками и другие представления.

Н.Н. Соловцов в роли городничего Сквозник-Дмухановского

Газета “Киевлянин” в 1901 г. писала: “Соловцов не только поставил свою труппу на такую высоту что она занимает в России одно из первых мест, но кроме того проявил бескорыстие и отзывчивость к воспитанию учащегося юношества. На устраиваемые им по праздникам дневные спектакли он рассылает бесплатные билеты для учащейся молодежи и тем дает ей возможность насладиться искусством. Театр, привлекая в Киев посетителей из других местностей и городов, тем самым способствует процветанию города”.

Труппа театра "Соловцов" сезона 1901-1902 гг.

На 10(23) января 1902 г. было назначено большое торжество по случаю 25-летая артистической деятельности и 10-летия работы Николая Соловцова в Киеве. Перед этим он выехал на гастроли в Одессу, но прибыв туда 20 декабря (2 января), почувствовал недомогание. Через четыре дня решил вернуть в Киев, но ему стало плохо и 1(14) января врачи определили брюшной тиф. 7(20) января консилиум признал состояние больного очень серьезным, а в ночь на 12(25) января Соловцов умер.
Накануне несостоявшегося торжества был выпушен многостраничный “Юбилейный альбом”, посвященный деятельности Н. Н. Соловцова. В нем были помещены биография, рассказ о творческом пути юбиляра, подробнейшие статистические данные за каждый из десяти сезонов труппы Соловцова в Киеве. Например, такие: дано 1 509 спектаклей, на которых было 889 110 посетителей; кроме того проведено 115 спектаклей для учащихся, 14 бесплатных и 77 благотворительных спектаклей, бесплатно роздано 37 370 билетов.


Юбилейный альбом Н.Н. Соловцова. 1902 г.

В альбом вошли тексты приветствий юбиляру, поступивших в ноябре-декабре 1901 г., а 12 января в отпечатанные экземпляры книги был вклеен некролог. В нем говорилось: “Деятельность Соловцова составляет блестящую страницу в летописях русского драматического театра. Вся Россия собиралась чествовать Н. Н. в день его юбилея, со всех сторон получались приветственные телеграммы, адреса и праздничные венки, которым теперь суждено стать надгробными венками. Радостное юбилейное торжество превратилось в печальный обряд похорон, а наш “юбилейный альбом” является уже теперь “альбомом, посвященным памяти безвременно скончавшегося незабвенного Николая Николаевича Соловцова”. Он был похоронен в часовне-усыпальнице на Аскольдовой могиле, и здесь же в 1919 г. упокоилась его жена актриса Мария Глебова. В 1938 г., после ликвидации кладбища, их прах был перенесен на Зверинецкое, а в 1971 г. на Байковое кладбище.

Могила Соловцова и Глебовой на Байковом кладбище

Уже в марте 1902 г. Киевское домостроительное товарищество выставило здание театра “Соловцов” на аукцион и его прибрел сахарозаводчик Лев Бродский. Оно принадлежало ему до сентября 1918 г., и было продано группе предпринимателей.
В 1919 г. театр “Соловцов” был национализирован и назван Вторым театром Украинской Советской Республики им. Ленина. 31 июля 1919 г. после вступления в Киев войск Деникина театр прекратил работу и вновь открылся 8 января 1920. Весной 1924 театр им. Ленина дал последнее представление в бывшем здания Соловцова, отметив 26 годовщину пребывания на этом месте, и был закрыт. Осенью того же года решением Киевского окрисполкома на его основе организовано Российскую государственную драму, 15 октября театр открыл свой первый сезон в бывшем театре Бергонье, где находится и сейчас. Помещение же бывшего "Соловцова" было передано "Березиль" Л. Курбаса.

                     Н.Н. Соловцов в роли Ивана Грозного                                           Н.Н. Соловцов в роли Кина


Источник: Ковалинский В.В. "Киевские хроники. Книга I. Юбилеи 2011" - К.: Варто, 2012 г.