Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

ДОМ КУЛЬТУРЫ "КИЕВХИМВОЛОКНА" (ул. Магнитогорская, 1)

магнитогорская1(1).jpg

Раньше это нарядное здание сталинской постройки было Домом культуры промышленного гиганта – "Киевхимволокна" – старейшего предприятия Украины по производству химических нитей и волокон, созданного в 1937 году, от него, кстати, названа и улица Вискозная. Вискозное производство завод остановил в 1996 году, с девяностых пошел спад производства и в начале нулевых была продана часть корпусов.

магнитогорская1(1).jpg

магнитогорская1(2).jpg

магнитогорская1(1).jpg

Сейчас бывший Дом культуры имеет несколько обшарпанный вид, его помещения арендуют различные организации, в том числе, и Евангелистская церковь "Народ Божий".

магнитогорская1(5).jpg

магнитогорская1(5).jpg

магнитогорская1(5).jpg
Дворик с тыла здания

магнитогорская1(5).jpg

магнитогорская1(5).jpg

магнитогорская1(6).jpg

А через дорогу, по диагонали перекрестка, на фасаде другого строения, по планировке напоминающего бывший проектный институт и также имеющего адрес ул. Магнитогорская, 1, можно увидеть оригинальную чеканку.

магнитогорская1(5).jpg

магнитогорская1(6).jpg


Источник:
1. Петр Семилетов  Словарь киеведа – Самиздат – 2018

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список обновляется). Н

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список обновляется). К

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список обновляется). Д

КОЛБАСНАЯ ФАБРИКА КАРЛА БУЛЬОНА (ул. Дмитриевская 39/21, ранее – ул. Дмитриевская, 41)

В Солдатской Слободе, на углу Павловской и Дмитриевской улиц (Дмитриевская, 39/21) стоит старое двух-трехэтажное строение. Внешне непрезентабельное, оно хранит в своих стенах богатую историю – в конце XIX века здесь располагалась знаменитейшая колбасная фабрика.

Фабрика со стороны Павловской улицы.

Этот мясной продукт в привычном для нас понимании появился в украинских широтах относительно недавно – в XVII веке – как еще один результат влияния запада. Правда, более столетия производство колбас оставалось на кустарном уровне — в домашних условиях, максимум в небольших мастерских при мясных лавках.
Первым, кто стал изготавливать колбасу промышленным способом, с применением парового двигателя, был выходец из Германии Карл Иванович Бульон. Он основал свой бизнес еще в 1872 году. А в 1880-м колбасное предприятие "иностранца Карла Бульона" переехало на угол Дмитриевской улицы и Павловского переулка (теперь – улица Павловская). Современные корпуса появились позже, в 1896-м, построенные по проекту Александра Степановича Кривошеева. Дело было поставлено солидно: первоначально количество рабочих превышало 80 человек, а впоследствии перешагнуло далеко за сотню. Здесь же находился один из фирменных магазинов Бульона (другой обосновался на Крещатике); на втором этаже углового дома размещалась 9-комнатная хозяйская квартира. Фабрика также захватила участок через дорогу, на другой стороне Павловского переулка – там расположились склады и подсобные помещения.

Фабрика со стороны Дмитриевской улицы.

В дополнение к основному бизнесу Карл Бульон решил обзавестись крупным доходным домом, и в 1904 году в конце Бульварно-Кудрявской улицы выросло пятиэтажное здание, на фасаде которого до сих пор видна монограмма "КБ". Трудно сказать, как бы развивался бизнес Карла Ивановича дальше, но в 1906 году в возрасте 54 лет он внезапно умер. Его похоронили на немецком участке Байкового кладбища.

Дом Карла Бульона на Бульварно-Кудрявской, 51.

Доходный дом унаследовали три дочери Бульона, а в колбасном деле преемником покойного фабриканта стал его сын. Можно смеяться, но Карл дал своему наследнику имя... Маркс. Маркс Карлович Бульон вел дела фирмы столь же солидно, как и отец. Очень скоро годовой объем производства фабрики составил 600 000 рублей. На Всероссийской выставке в Киеве 1913 года его предприятие, единственное среди колбасных фирм города было представлено собственным павильоном.

Реклама предприятия Маркса Карловича Бульона.

С установлением советской власти фабрика продолжила свою работу, только уже под безликим номером 39. Тогда же она попала в детский фолькльор в качестве объекта разных "страшилок". Мол, как-то у женщины, жившей по соседству, пропала шестилетняя дочь, а через несколько дней она купила колбасу и нашла там ноготок дочурки: она узнала его, потому что лично делала ей маникюр. Именно поэтому слободская детвора старалась лишний раз не проходить мимо "колбаски"…

Источники:
1. Газета "Хрещатик", № 90/2012.
2. Марія Гримич  Київ, який у мене відібрали
3. Газета "Контракты", №25/2007.
4. Блог ЖЖ olpopova3. Статья Возвращение на родину. Часть 1. Улица Дмитриевская

ДОМ ИСАЕВИЧА (БОЛЬШАЯ ВАСИЛЬКОВСКАЯ, 15/2)


Дом на углу Рогнединской выглядит эффектно, но абсолютно утратил свой первоначальный облик. Когда-то он был трехэтажным. Построил его в 1891 году Николай Николаевич Казанский по заказу надворного советника камер-юнкера Павла Порфирьевича Исаевича. 4-й этаж достроили уже в 1930-х, сейчас он и вовсе 5-этажный, еще и с мансардами. Надо признать, это не самый дисгармоничный новодел, выглядит довольно органично. Когда-то здесь была знаменитая мебельная фабрика Иосифа Кимаера и его же магазин мебели и фурнитуры. Еще были и другие магазины: "Случайные вещи", колбасный, обувной, готового платья. Еще была булочная, столовая, кофейня и молочная лавка.


Источник:
Блог ЖЖ "Болтовня легкомысленной особы"

ДОМ ГАЛЕРЕЙНОГО ТИПА (Сокальская, 1)

Местные жители называют свой дом "Китайкой". Здание выделяется среди окружающих построек своим необычной планировкой, более привычной для южных городов. Это дом так называемого галерейного типа, первый в Киеве, когда доступ в квартиры осуществляется с открытых ходов с одной стороны здания. Галереи соединены двумя лестницами (два пути эвакуации) и расположены с теневой стороны.

Дом был построен для работников обувной фабрики № 4 в 1940–1941 годах по проекту Иосифа Юльевича Каракиса, в 1949-м декорирован. Здание четырехэтажное, двухподъездное, содержит 1-2-комнатные квартиры, которые имеют ориентацию сразу к двум сторонам, чего нельзя достичь в домах с коридорной системой.

Подобное архитектурное решение позволило сэкономить при строительстве примерно 15% средств. Однако эта экономия мнимая: квартира такого же качества в секционном доме оказывается дешевле. Галерейный тип здания имеет и другие недостатки: путь от квартиры к лестничной клетке обычно находится на открытом воздухе, входные двери открываются наружу, квартиры могут просматриваться.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ КИЕВСКИМ МАГИСТРАТОМ НЕЛИЦЕНЗИРОВАННЫХ ВРАЧЕЙ

В середине 1760-х годов медицина в Киеве находилась в зачаточном состоянии. Уже был открыт ряд аптек, но людей, способных поставить правильный диагноз и назначить курс лечения, было крайне мало. Виной этому являлась цеховая система – отмирающий пережиток старых феодальных времен. Практикующие киевские врачи – цирюльники – не имели собственной организации и подчинялись кравецкому (портному) цеху. В нем же относились к лекарям презрительно: не допускали к выборам на цеховые должности, не отстаивали их нужды, не помогали в профессиональном развитии. При такой ситуации большинство занимающихся врачеванием людей вело свою практику нелегально, без соответствующей лицензии. Разумеется, среди таких не имеющих патента докторов попадалось множество шарлатанов. Городской магистрат был не в состоянии пресечь их деятельность, но если подобный "врач" замечался в неудовлетворительном лечении, его дальнейшая судьба была весьма незавидна.

В 1766 году на отставного гусара старо-сербского полка Семена Хотынского, ставшего киевским обывателем и занявшегося лекарской практикой, поступили жалобы от священника Успенской церкви Алексея Сафонова, от двух студентов академии и от мещанина Ч-кого. Первые три заявляли "о повреждении им Хотинским неискусным лечением больных глаз", а мещанин Ч-кий о таком же "неискусном лечении бывшей у него под бородою раны". Так как Хотинский юрисдикции магистрата не подлежал, то он был препровожден в Киевскую губернскую канцелярию, которая и вынесла приговор: "оному Хотинскому за ненадлежащее им вступление в лечение, не имея на то ни от кого дозволения, и в страх другим учинить наказание батогами".

Вскоре после описанных событий цирюльники добились открытия собственного цеха. Поспособствовало этому несколько факторов. Во-первых, Киев нуждался в докторах. А, как известно, спрос рождает предложение: количество людей, незаконно занимающихся врачеванием, из года в год все увеличивалось. Необходимо было упорядочить и узаконить этот процесс. Во-вторых, начавшаяся русско-турецкая война и огромный приток раненых, потребовали грамотных(!) специалистов, умеющих "раны гоить рубаные, пробитые и стреляные". И, в-третьих, в случае образования собственного цеха цирюльники обязались взять на себя одну из наиболее затратных статей магистрата – заботу о городской артиллерии.

Переговоры между депутатами от лекарей и магистратом, осложненные интригами кравецкого цеха, длились три года. Наконец 30 июня 1769-го киевский войт надворный советник Григорий Пивоваров, бурмистр и степенный гражданин Данила Величковский и десять других членов магистрата подписали документ об образовании в городе самостоятельного цеха цирюльников с предоставлением тому собственного герба и печати.
Образование собственной организации поспособствовало развитию медицины в городе. И хотя киевляне, желая сэкономить, по-прежнему очень часто обращались к "специалистам" без патента, наказание за незаконную врачебную деятельность стало намного серьезнее.

В 1787 году мещанин Захарий Гаркашевский рекомендовал жившую у него 28-летнюю Агриппину Трохимову монаху Выдубецкого монастыря Никанору как опытного глазного лекаря. Однако девица не только не смогла помочь святому отцу, но и украла у него 60 рублей, за что и была арестована городским магистратом (на тот момент являющийся только судебным органом). В ходе следствия выяснилось, что Трохимова, во-первых, сама имела поврежденные болезнью левый глаз, губу и нос, и, во-вторых, за воровство уже несколько раз наказывалась "тюрьмой и смирительным домом".

Городской магистрат приговорил воровку к публичной порке. При оглашении приговора особо подчеркивалось, что наказание следует не только за кражу, но и за то, что Трохимова "не имея ни малейшего в медицине искусства, отважилась приняться за лечение глаза". После полученных плетей виновная должна была дать подписку, "что впредь будет жить честно и никаким лечением болезней приниматься не будет". Но губернскому магистрату данное решение показалось очень мягким. Было вынесено новое, более строгое определение. Вместе с Трохимовой наказание постигло и Гаркашевского, порекомендовавшего такую лекарку. Губернский судовой орган постановил: после наказания плетьми сослать Трохимову в Сибирь, с Гаркашевского же взыскать в пользу иеромонаха Никанора украденные 60 рублей, обязав его подпиской, что "впредь таковых неапробованных в медиции людей рекомендовать никому не будет". Уголовная Палата приговор утвердила.
Печать Киевского цеха цирюльников. 1820 год.


Источники:
1. А. Андриевский Преследование киевским магистратом "неапробованных в медиции людей // Киевская Старина – II, 1893, с. 379–380 – К: Типография Корчак-Новицкого.
2. Устав киевского цирюльнического цеха // Киевская Старина – XI, 1883, с. 470–476 – К: Типография Корчак-Новицкого.

ПОДЗЕМНЫЙ ВЕСТИБЮЛЬ "АРСЕНАЛЬНОЙ" (ПРОЕКЦИЯ)

О станции метро Арсенальная" сказано немало: и рекордсмен по глубине и длине эскалаторов, и легендарные подземные цеха завода, и командный бункер на случай ядерной войны. Но нигде, кроме специализированной литературы, не указано место на поверхности Киева, соответствующее межэскалаторному вестибюлю станции.
Известно, что промежуточный зал монтировался на земле, а потом с помощью специальной технологии, кстати, уникальной на то время (1960 год), вертикально опускался на глубину.

Рассмотрим несколько фотографий.

1. Межэскалаторный зал "Арсенальной" – "стакан" – только строится. На заднем плане видны казарма на перешейке и наземный вестибюль станции.

2. Фотография Арсенальной площади 1983 года. Не очень четкая, но нас интересует вектор, практически тот же, что и на предыдущем фото, а также перекресток улиц Январского восстания (теперь – Ивана Мазепы) и Московской. Улица Мазепы в этом месте имеет характерный изгиб, обращенный выпуклостью к наземному вестибюлю "Арсенальной".

3. Фотография начала 1960–х. Утренняя смена завода "Арсенал". Обратите внимание: старый корпус арсенальных мастерских еще двухэтажный. Во второй половине 1960–х будет надстроена еще пара этажей.

4. И, наконец, последнее фото: "стакан" построен и готов к спуску под землю. Признаки места: а) характерный изгиб улицы на переднем плане; б) в верхнем левом углу видна дорога, которая, если бы не было конструкции, образовала бы перекресток с ул. Январского восстания; в) в правом верхнем углу двухэтажный корпус "Арсенала".
арсенальная_стакан_строительство.jpg

Вывод: спроектировав подземный вестибюль на поверхность земли, мы окажемся в месте, где улица Московская подходит к Арсенальной площади.

СТАРОВОКЗАЛЬНАЯ (быв. Степановская), 17

Бывший корпус деревообрабатывающей мастерской Южнорусского машиностроительного завода. Как и весь завод, построен в 1896–1897 годах по проекту Владислава Городецкого.

Через шестнадцать лет опыт, приобретенный Городецким при проектировании завода, пригодился для постройки корпуса другой фабрики. На сей раз – пивзавода Иосифа и Корнелии Марр, тестя и тещи архитектора.