Category: образование

ПОЛИЦЕЙСКИЙ СКВЕРИК


К улице Ивана Федорова прилегает небольшой скверик, носящий название Полицейский. Но посвящен он не недавно созданному украинскому органу правопорядка, а старорежимной полиции царских времен. Дело в том, что в XIX веке на улице располагался полицейский участок Лыбедской части и при нем Полицейская школа. А потому улица Федорова называлась тогда Полицейской. До 1897 года на пересечении этой магистрали с Большой Васильковской действовала конная ярмарка. Затем торговлю прикрыли, большую часть площади, где она происходила, отдали под строительство нового здания для 4-й Киевской гимназии, а на оставшемся участке разбили сквер. Его достопримечательностью стал малый фонтан Термена.


В настоящее время в "Полицейском скверике" также установлены памятники герою болгарского народа капитану Петко Воеводе, одному из руководителей войны за независимость Латинской Америки генералу Хосе де Сан-Мартину и хачкар (стела) памяти невинных жертв армянского и украинского народов.



КИЕВСКИЕ ВОСКРЕСНЫЕ ШКОЛЫ – ПЕРВЫЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Известно, что Киев как крупный просветительский центр, дал путевку в жизнь не одному будущему светилу. Но что еще не мало важно, Город на протяжении практически всей своей истории сгенерировал огромное количество идей во всех областях человеческой жизни, в том числе и в сфере педагогики. И даже в XIX столетии, когда, казалось бы, Петербург и Москва прочно переняли пальму первенства в деле образования, Киев не перестал удивлять общество новыми педагогическими решениями. Так, в 1816 году в нашем Городе открылась ПЕРВАЯ В ИМПЕРИИ школа с белл-ланкастерской системой обучения, самой передовой на то время.

Кризис, поразивший николаевскую Россию в середине XIX века, и наметившиеся затем реформы Александра II дали новый импульс развитию киевской педагогической мысли. 11(23) октября 1859 года в Городе открылась первая в России воскресная школа. Надо отметить, что профильные воскресные школы существовали в империи с 1820-х годов. Так, в Остзейском крае действовала сеть христианских учебных заведений под наблюдением Библейского общества; в Петербурге за полгода до киевской, начала работать воскресная школа М. Шпилевской для девочек из бедных семей. Но именно Киеву принадлежит честь в открытии ПЕРВЫХ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ВСЕСОСЛОВНЫХ ОБЩЕГЕНДЕРНЫХ ВОСКРЕСНЫХ ШКОЛ!

Группа деятелей первых Киевских воскресных школ

В то время попечителем Киевского учебного округа состоял известный ученый и общественный деятель Николай Иванович Пирогов. По общим отзывам, это был не только "человек своего времени, но и вождь своих современников". Как попечитель учебного округа он стремился внедрить в систему образования общечеловеческие понятия, заставляющие ценить и уважать личность каждого. Своей педагогической задачей Пирогов поставил сблизить общество с ученым миром, вывести воспитательные заведения из разряда чисто дисциплинарных учреждений, куда их загнала палочная организация николаевской поры.

Портрет Н.И. Пирогова. Масло, холст. Художник и время выполнения портрета неизвестны.

Другой выдающейся личностью того времени был профессор Киевского университета Платон Васильевич Павлов. Нравственные качества этого человека, его общественные идеалы, его служение идее вызывали обаяние среди студентов, и Павлов имел громадное влияние не только на своих слушателей, но на все факультеты, на всю учащуюся молодежь. "Его любили, ему поклонялись, его именем клялись. Он соединял в себе репутацию основательного ученого с ореолом носителя так называемых "лучших идей", призванного руководить молодым поколением в его стремлении к общественному и нравственному идеалу."
Эти-то два человека и стали во главе движения, создавшего первые в России воскресные школы.

Забегая вперед, стоит сказать, что очень скоро после открытия киевских школ, Платон Павлов был переведен в Петербург членом археографической комиссии. Ходили слухи, что киевские чиновники испугались влияния Платона Васильевича на молодежь, и, по просьбе тогдашнего военного губернатора князя Васильчикова, министр народного просвещения забрал его в столицу. В 1861 году Павлов был избран профессором русской истории в Петербургском университете, но не прочёл в нём ни одной лекции, потому что сначала был в отпуске, затем последовало временное закрытие университета, а 5(17) марта 1862 года ученый был арестован и административным порядком выслан в Ветлугу (сейчас – муниципальный центр в Нижнегородской области) за то, что на публичном чтении в пользу нуждающихся литераторов, закончил свою речь следующими словами: "Россия стоит теперь над бездной, в которую мы и повергнемся, если не обратимся к последнему средству спасения, к сближению с народом. Имеющий уши слышать, да слышит."

инициаторы создания_1859.jpg
П.В. Павлов.

Но вернемся к воскресной школе. Ей было предоставлено помещение уездного дворянского училища на Подоле – здание, в котором впоследствии размещалась мужская прогимназия, а затем, сразу после открытия, Киевская третья гимназия (современный адрес – Константиновская, 9/6). Семнадцать студентов университета и один из духовной академии изъявили желание быть преподавателями. Официальный надзор поручили профессору Павлову и штатному смотрителю училища И.И. Слепушкину.

Целью вновь открытого учебного заведения являлось обучение грамотности как можно более широких слоев населения, включая и крепостных крестьян. Но оставался вопрос: хотел ли сам народ того света, который ему предлагали, было ли у него доверие к тем, кто звал его учиться? Организаторы разослали объявления и письма в мастерские. Среди прочего там писалось: "лета не будут служить препятствием для учения, следовательно – школу могут посещать даже взрослые". Все сомнения рассеялись в первое же воскресенье: на занятия явилось около пятидесяти человек, в будущем количество учащихся возросло до 149!
Константиновская, 9/6. Здание построено в 1832 году. Первоначально двухэтажное (как на фото). В советское время надстроен третий этаж.

Успех первой школы придал энергию инициаторам, и 25 октября (6 ноября) 1859 года открылась вторая воскресная школа в здании Киевского уездного училища в Новом Строении. Надзор за ней также поручили Павлову и штатному смотрителю училища Проценко. В день открытия явилось 34 человека, а в начале 1860-го года число учащихся достигло 148 человек.

Интересен сводный отчет, составленный по двум школам в конце ноября 1859 года. Из 249 обучавшихся тогда человек 185 являлись ремесленниками, 27 – лакеями, 3 – сидельцами (люди, торгующие в чужой лавке по доверенности) и 34 – малолетними, с родом занятий неопределившимися. По сословиям: дворян – 10, купцов – 6, однодворцев – 4, казаков – 3, вольноотпущенных – 2, мещан – 58, кантонистов – 34, казенных крестьян – 31 и крепостных – 101. Как видим, основное задание, которое ставили перед собой устроители воскресных школ – обучение простого народа, в том числе и крепостных крестьян, – выполнялось как нельзя лучше!

В течение 1860–1861 годов в Киеве были открыты еще шесть воскресных школ, из них три – чисто женские. Тогда же, как показала практика, "женский вопрос" стал весьма актуален для функционирования подобных учебных заведений. Во-первых, дамы из общества не очень охотно соглашались выполнять роль наставниц простых людей. Женщины конца 1850-х – начала 1860-х годов еще не были подготовлены к подобной деятельности. Воспитанные в закрытых учебных заведениях, в замкнутом сословном кругу, они были далеки от народа и его трудовой жизни. Только через три месяца после открытия воскресной школы, в Киеве начала работу первая в России (!) женская гимназия (фундуклеевская), и много было разговоров о том, как посылать "свое дитя в общее заведение, куда доступен вход и дочери простого ремесленника".

Эдгар Дега. "Семья Беллели". 1858–1861 гг.

Во-вторых, для женщин низших сословий, желавших получать знания, также оказались преграды. В Новостроевской школе было всего 18 учениц, а в отчете Фундуклеевской женской воскресной школы (открыта 6(18) ноября 1860 года) указывалось: "Замечательно, что из магазинов дамских, где живут целые десятки девушек, учениц всего четыре, притом редко посещают школу (не смотря на желание посещать постоянно) потому, что бывают заняты работой и в праздничные дни."

Вообще, отношение хозяев очень сильно влияло на посещение их работниками воскресных занятий. Находились такие недобросовестные хозяева, которые уверяли, что платят за учебу своих служащих (или крепостных), а потому те должны отрабатывать потраченные на них средства. Устроителям школ пришлось бороться с подобными слухами, объясняя, что заведения существуют на благотворительной основе, и денег ни с учеников, ни с их хозяев никто не требует.

Материальные средства школ составлялись из пожертвований. Сто пятьдесят рублей ежегодно выделял Город. Основными же благотворителями явились преподаватели Университета и двух гимназий. К сожалению, попытка привлечь деньги через объявления в газетах потерпело фиаско: тогда общество еще не привыкло считать печатные СМИ выразителями своего настроения.

Деятельное участие в сборе средств приняла также супруга генерал-губернатора княгиня Екатерина Алексеевна Васильчикова. Под ее патронажем устраивались концерты, спектакли, живые картины. Однако создателей школ смущало, что собираются деньги от публики, рассуждающей, по выражению профессора Павлова "отчего не проплясать мазурки, когда страдает меньший брат". Тогда студенты Университета учредили субботние музыкальные вечера для небогатой публики – с оплатой 25 и 50 копеек.

Ж.Д. Кура. Портрет Е.А. Васильчиковой.

Собранные средства передавались в кассы школ и расходовались в основном на приобретение книг и учебных пособий. Понимая, что главная сила и влияние воскресной школы заключается в хорошей книге, организаторы прилагали много усилий для пополнения библиотек. Самая большая была при подольской школе. Среди прочих, в библиотеках были книги Шевченко и Марко Вовчок на украинском языке.

Однако большинство народных книг представляли собой лубочные издания, "бесчисленные произведения неразборчивых спекулянтов", а потому единственный выход устроители школ видели в собственном издательстве. Один из преподавателей, помещик Полтавской губернии, предложил для этой цели свои средства.

Но чтобы ученики взяли в руки книгу, их сначала надо было обучить грамоте! Всех учащихся разделили на два класса: высший, в который принимались те, кто умел относительно бегло читать, и низший. Последний, в свою очередь, делился на два отделения: в первое определялись абсолютно безграмотные, во второе – кое-как разбиравшие буквы. В подольской и новостроевской школах большинство учеников (около 70) приходилось как раз на второе отделение низшего класса.

В то время в России повсюду господствовал буквослагательный метод обучения грамоте. Киевские воскресные школы первыми перешли на обучение с помощью чтения по слогам. Бралось несколько слов с повторявшимися слогами, громко произносилось их название, и неоднократным спрашиванием каждого ученика достигалось то, что глаза каждого учащегося привыкали к очертанию букв, составлявших слово. Когда класс мог различать и произносить два – четыре слова, написанные на доске, эти слова разбивались на слоги и так же путем многократного повторения узнавались учениками. Процесс узнавания закреплялся перемешиванием слогов и составлением новых слов. Далее слоги разделялись на отдельные буквы, и алгоритм обучения повторялся.

Кроме занятий по чтению и письму, программа "ликвидации безграмотности" включала в себя также обучение четырем арифметическим действиям. Еще одним предметом воскресных школ было вероучение, заключавшееся в рассказах из Священной истории и усвоении главных молитв.

Титульная страница "Грамматики" Кулиша.

В устроении воскресных школ приняли участие Пантелеймон Кулиш и Тарас Шевченко. Первый выпустил прекрасное учебное пособие – "Грамматику". "Как умно, благородно составлен этот совершенно новый букварь, – писал Кобзарь о творении своего друга. – Дай Бог, чтобы он привился в нашем бедном народе. Это первый луч света, могущий проникнуть в сдавленную попами невольничью голову." Но учебная книжка Кулиша имела один недостаток: она была слишком роскошно издана, и, следовательно, дорогая: заплатить за нее 50 копеек мог не каждый. А потому Шевченко взялся создать дешевое учебное пособие, доступное всем. Выпущенный им "Букварь Южнорусский" был отпечатан на серой бумаге, в мягком переплете, имел всего 24 страницы. Книга содержала азбуку печатных и рукописных букв, тексты для чтения по слогам, перепевы поэта отдельных псалмов Давида, пять ежедневных молитв, цифры и таблицу умножения до 100. Еще – думы об Алеше Поповиче, Марусе Богуславке и тринадцать народных пословиц, среди которых и такое: "Ложью свет пройдешь, но назад не вернешься".

Название "Южнорусский" не обмануло царских чиновников. В Главном управлении цензуры сохранился документ, содержание которого свидетельствует о многом: "Запрещение печатать эту книжку не имело никаких законных оснований, но содействие от имени правительства ее распространению в Малороссии как народного учебника вряд ли было бы уместным. Издание этой книжки, равно как и других, подобных ей, которые скомпонованы для простонародья Малороссии на малороссийском языке, хотя и напечатанных русскими буквами, имеют целью опять побуждать к отдельной жизни малороссийскую народность…". И несмотря на то, что учебник стоил всего лишь 3 копейки, из-за саботажа чиновников он до своих адресатов практически не дошел.


В начале 1862 года общими усилиями организаторов и сотрудников киевских воскресных школ был разработан новый проект хрестоматии – с интересным, доступно изложенным содержанием, при этом достаточно дешевый. В книге намечалось два отдела: естественный и исторический. В первом предполагалось разместить рассказы, "касающиеся физического мира, дающие понятия о природе и ее силах". Во втором отделе должны были помещаться статьи об устройстве и развитию человеческих обществ.

К сожалению, этим планам не суждено было сбыться. К июню 1862 года воскресные школы, по примеру Киева, открылись во многих уголках империи, их счет перевалил за три сотни. Однако царское правительство по мере развития "воскресного движения" стало все с большим подозрением относиться к этому вопросу, считая его излишне либеральным, и даже революционным. Наконец, 12(24) июня 1862 года Высочайшим повелением все подобные заведения были закрыты, "до преобразования означенных школ на новых основаниях". Тогда же было возбуждено следствие о "воскресном движении" и создана особая комиссия.

Школы были закрыты. Время унесло и разбросало людей, служащих им. Но, по словам Пирогова: "здесь, на земле, где все проходит, есть для нас одно нерушимое – господство идей". Идея воскресных школ уцелела. И через два года они возникли вновь. Организация в новых воскресных школах, их педагогическое направление сохранились такими же, как и в первых киевских. И мы, живущие через полтора столетия после описываемых событий, с полным правом и гордостью можем к символам Города отнести и ПЕРВЫЕ ОБЩЕДОСТУПНЫЕ НАРОДНЫЕ ШКОЛЫ.


Источники:
1. Л. Струнина  Первые воскресные школы в Киеве // Киевская Старина – VI, 1898, с. 287–307 – К.: Типография Корчак-Новицкого.
2. В.Г. Авсеенко  Школьные годы. Отрывки из воспоминаний (1852–1863) // Исторический вестник, 1881, т.IV.
3. Столетие Киевской первой гимназии (1809-1811 – 1911). – К.: Типография С.В. Кульженко – 1911.
4. Тысячелетие России. Краткий очерк отечественной истории. Сочинение Платона Павлова. Санкт-Петербург, 1863 г.
5. Н. Околитенко  "Букварь Южнорусский" – последняя книжка Шевченко.

СПАСЕНИЕ ИМУЩЕСТВА ПЕРВОЙ ГИМНАЗИИ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОГО ПОЖАРА 1811 ГОДА


Киевляне, пережившие Великий пожар 1811 года, который полностью уничтожил старый Подол, оставили множество свидетельств героических действий своих земляков, когда те, кинув собственные пылающие дома, бросались на помощь другим. Монахини Фроловского монастыря, спасшие ценой собственной жизни увечных из находившейся рядом богадельни; протоирей Иоанн Леванда, киевский Златоуст, сам потерявший все, но нашедший в себе силы нести доброе слово жаждущим утешение погорельцам, – их подвиги навсегда останутся в истории Города.

Среди тех, кто жертвуя своей жизнью, не боясь материальных затрат, пытался противостоять разбушевавшейся огненной стихии, были и преподаватели Первой киевской гимназии. В то время гимназия как раз находилась в процессе переезда с Подола на Клов. Новое здание уже было готово, но библиотека и лабораторное оборудование еще оставалось в старом помещении на Рождественской улице, в приходе Николая Доброго.

Далее приведены выдержки из донесения директора Первой гимназии Якова Семеновича Мышковского. "Я прибежал со своими домашними на театр ужаса и воплей и, прежде всего, принялся за спасение из дома бывшего народного училища  инструментов и библиотеки [Главное народное училище было открыто в 1789 году, в 1809-м преобразовано в гимназию]… Нашедши людей для выноски, я приказал складывать все подальше, прямо на дороге под бдительной стражей… Учитель подольского приходского училища Нестеровский, имея у одного купца стол за присмотр детей и хранивший там свои вещи, лишился многого во время пожара; однако подоспев ко мне, взялся беречь складываемое при дороге и просидел при охраняемом имуществе 9 часов на ветру, не имея чем и головы прикрыть…

Вытащивши все главнейшее, когда уже загорелась училищная крыша, я распорядился об отправке всего в гимназию [на Клов]. В продолжение одиннадцати часов непрерывных усилий окончена была эта работа, а в половине первого или второго часа пополуночи был охвачен пламенем и сам тот помост у подгорья, который служил нам складом. Не без того, конечно, чтобы что-нибудь в поспешности, давке, темноте, при неумелости выносивших обращаться с предметами, требующими осторожности, не было попорчено, но со всем тем, инструменты и библиотека препровождены счастливо в гимназию.

С простыми людьми я расплатился тотчас же с благодарностью, а для неотступного писца моего Лушицкого и для учителя приходской школы Нестеровского я прошу у правления Университета дворянской награды, дворянского чина.

Меня весьма утешает эта добыча гимназии, выхваченная из когтей Плутона с горсточкой помощников, когда в то же самое время стародавняя духовная академия, насчитывающая более тысячи учеников и несколько сотен собственных воспитанников, потеряла каким-то образом все свои литературные скарбы".

Далее Мышковский описывает подвиг учителя Закона Божьего, священника Иванишева, который "имел дом выгодный, а ныне живет в землянке. Жалованье свое 75 руб., которое мало ему и на проезды в училище, отдавал он прежде на снабжение неимущих учеников книгами, а теперь сам бедствует с семейством. Великодушный его подвиг, когда, оставив пылающий свой дом, побежал он спасать церковь, раз несколько загоравшуюся, отливая водою среди окружавшего пламени, успел с двумя мальчиками охранить от огня, – сей редкий поступок достоин особого внимания духовного начальства". Благодаря усилиям Иванишева огонь повредил только крышу церкви Николая Доброго и стоящую рядом колокольню, но не коснулся внутренностей храма. Мыковский пишет, что это была единственная уцелевшая церковь из 17 окрестных.

Источники:
1. П. Голубовский  Сообщение очевидца о Великом пожаре в Киеве на Подоле 1811 года// Киевская Старина – XII, 1896, с. 72–75 – К.: Типография Корчак-Новицкого.
2. Л.И. Похилевич  Монастыри и церкви г. Киева – К.: Типография губернского управления – 1865 – 134 с.

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список публикаций обновляется). И–Л

16_12_03_с Замковой горы(3).jpg


16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации А–Б

16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации В–Г

16_12_03_с Замковой горы(3).jpg
Публикации Д–З



мельникова24_штаб(1).jpg
Ильенко, 24. Тираспольские казармы.


мельникова30.JPG
Ильенко, 30. Особняк Баккалинского.



мельникова44(1).JPG
Ильенко, 44. Здание конторы еврейского кладбища.



лукьяновка.jpg
Ильенко, 81 Гимназия на Лукьяновке.



ильинская16-6.jpg
Ильинская, 16/6. Уже не классика, еще не историзм.



карта.jpg
Инженерный переулок, 4.




мария александровна_кристина робетсон_1849-1851.jpgИнститутская, 29; Кловский спуск, 1; Крепостной переулок, 3. Усадьба Киевского отделения Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых.




Институтская, 7. Здание первой Киевской биржи.





грушевский_училище_рисунок челелика.jpg
Кирилловская, 164. Народное училище им. С. Грушевского.



козловский2.jpg


Козловского Ивана переулок.





константиновская5(1).jpg
Константиновская, 5. Здание духовной семинарии.



константиновская9-хорива6.jpg
Константиновская, 9 – Хорива, 6. Усадьба уездного дворянского училища.


константиновская23-15.jpg
Константиновская, 23/15. Дом Генриха Зивалы.



крещатик32(6).JPG

Крещатик, 32. Здание Русского внешнеторгового банка.



круглоуниверситетская7(1).JPG


Круглоуниверситетская, 7. Доходный дом.





круглоуниверситетская10.JPGКруглоуниверситетская, 10. Особняк Савицкого.


круглоуниверситетская12.JPG

Круглоуниверситетская, 12. Второй особняк Савицкого.


лысенко1.JPG
Лысенко, 2. Маленький особняк в тени большого замка.



львовская3(1).jpg
Львовская, 3. Дача Бахарева.



львовская18а(1).jpg
Львовская, 18, корп. А. Дача Веры Гудшон.


01_Лютеранская_общий вид1.JPG
Лютеранская улица.



лютеранская3(2).jpgЛютеранская, 3. Дом-колодец.




16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации М–О

16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации П–Р

16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации С

16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации Т–Ц

16_12_03_с Замковой горы(3).jpgПубликации Ч–Я

ШКОЛА № 53

Специализированная школа № 53 с углубленным изучением немецкого языка находится в проходном дворе между Молодым театром на Прорезной, "Киевпроектом" на Богдана Хмельницкого и офисными зданиями Владимирской. Адрес заведения – ул. Богдана Хмельницкого, 16/18.


DSC00674.JPGDSC00674.JPG














Здание построено в начале XX века, в 1981 году достроено и полностью перепланировано.
До войны школа имела номер 47. Среди известных учеников – Королева Марионелла Владимировна (Гуля Королева) – киноактриса, героиня Великой Отечественной, погибшая в 20 лет под Сталинградом и награжденная посмертно орденом Красного Знамени.


После войны школа получила номер 53. Возле центрального входа висит мемориальная доска, посвященная ученику школы Яцину Евгению Викторовичу, героично погибшему в январе 2015 года при обороне Донецкого аэропорта и посмертно награжденному орденом "За мужество" 2-й степени.


Рядом с "немецкой" школой находится "английская" № 57. Между двумя заведениями расположены бетонные тумбы с какими-то фигурками, по-видимому, сделанными руками учеников.

















Читайте также
Гимназия № 48
Печерская гимназия № 75
Школа № 138

ГИМНАЗИЯ НА ЛУКЬЯНОВКЕ

Несмотря на то, что Лукьяновка была включена в черту Киева в 1840–х годах, свою гимназию район получил только в начале XX века, после того, как жители собрали необходимые средства – 2761 рубль.

Киевская шестая мужская гимназия открылась в 1908 году в арендованном особняке генерала Пишенкова по адресу Большая Дорогожицкая, 16.
Мельникова, № 16. Дом генерала Пышенкова. В советское время особняк надстроили.
Сейчас здесь Детская клиническая больница №8.

В 1912 – 1913 годах для школы по проекту архитектора Александра Васильевича Кобелева возведено собственное здание на Большой Дорогожицкой, 75 (ныне – ул. Мельникова 81). Руководил строительством Петр Андреевич Жуков.
Мельникова, № 81. Сейчас в здании 6-й корпус КНЕУ.

С 1910 года директором гимназии был действительный статский советник Дмитрий Порфирьевич Янковский (1862-1919) – педагог, автор ряда исторических трудов ("Личность императора Николая I и его эпоха", "Сношения Руси с Западной Римской Империей в IXXVI веках", "Уманская мужская гимназия 1883-1908 гг.", другие). В 1919 году расстрелян большевиками в Киеве.

Почетным попечителем гимназии состоял Ипполит Николаевич Дьяков (1865—1934) – городской голова Киева в 1906—1916 годах.

Среди выпускников гимназии был епископ Русской Православной Церкви Заграницей, архиепископ Лос-Анжелосский и Южно-Калифорнийский Александр Федорович Синькевич, в монашестве Антоний (1903 – 1996).




лукьяновка.jpg

ПЕЧЕРСКАЯ ГИМНАЗИЯ № 75 – ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ КИЕВА.

В БУТЫШЕВОМ ПЕРЕУЛКЕ, 11 РАСПОЛОЖЕНА ПЕЧЕРСКАЯ ГИМНАЗИЯ № 75 – ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ КИЕВА.


В начале XIX века в России становятся явственными изменения, порождавшиеся развитием буржуазных отношений во всех областях экономики. Развитие промышленности, внедрение новых технических и агрономических методов в сельском хозяйстве, растущие города – все это усиливало потребность не только в специалистах, но и просто в грамотных людях, которые могли бы соответствовать требованиям времени.

Но в то же время, по данным 1797 года, процент грамотного населения Российской империи был очень мал: 9,2% в городе и всего 2,7% в селе. И этот показатель был еще более удручающ, если учесть, что только 4% жителей страны проживало в городе. При этом сам критерий грамотности был крайне низок: в начале XIX века грамотными считались те, кто мог начертать свою подпись (вместо обозначения крестиком).

В связи с этим в 1802 году создается Министерство народного просвещения. Его задачей становится полная реорганизация всего учебного процесса. В 1804 году были опубликованы результаты работы Министерства: "Устав университетов Российской империи" и "Устав учебных заведений, подведомственным университетам".

В основу системы были положены три принципа:
- бесплатность,
- бессословность (кроме крепостных крестьян),
- преемственность учебных заведений.

Система народного образования, подчиненная министерству, включала в себя:
1) приходские училища – 1 год обучения;
2) уездные училища – 2 года:
3) гимназии в губерниях – 4 года;
4) университеты – 5-7 лет.
При этом в гимназию и университеты не допускались дети крепостных крестьян и девочки. Кроме того, учебные заведения второго–четвертого разрядов Волынской, Киевской и Подольской губерний были отнесены к Вильненскому учебному округу, и преподавание в них велось, в основном, на польском языке.

Приходские училища создавались при церковных приходах и находились в ведении духовного ведомства, то есть Святейшего Правительствующего Синода. В них изучали Закон Божий, церковное пение, письмо, арифметику, чтение.

В 1809 году такое училище было открыто на Печерске на улице Шпетерской (будущий Бутышев переулок) в одноэтажном деревянном доме. Первым директором стал Погоненко Х. О.

В 1850 году училище переформатировали в одноклассное начальное народное с трехлетним сроком обучения. С 1894-го – двуклассное, со сроком обучения пять лет. В двуклассной школе, кроме письма, чтения, арифметики и Закона Божьего, изучалась еще и история.

В конце XIX века здание училища несколько раз ремонтировалось с участием архитектора Александра Степановича Кривошеева. В 1901-м Городская дума приняла решение о строительстве нового кирпичного дома. Его будущий абрис был определен проектным заданием, составленным по тогдашним требованиям школьной гигиены с учетом параметров классных комнат, условий освещения, проветривания и отопления. Дом планировался двухэтажным, рассчитанным на возможную надстройку третьего этажа, с коридорной системой внутренней планировки, где классы были ориентированы в сторону улицы, коридоры – во двор. Каждый этаж должен был состоять из трех больших классных комнат (площадью около 70 кв. м, высотой 4,0 – 4,5 м), помещения для ручного труда и рукоделия, рекреационного коридора, рассчитанного на 150 учащихся, раздевалки, прихожей, учительской, библиотеки, комнаты для врачебного осмотра, а также швейцарской с отдельным входом (нижний этаж) и изолированного помещения для заведующего (верхний этаж). Первый этаж отводился для мужского училища, второй – для женского. Проект и смету, составленные Александром Кривошеевым, строительная комиссия думы рассмотрела в октябре 1901 года. В декабре были объявлены торги на выполнение работ, в которых приняли участие 11 подрядчиков. Победил инженер А. Уманцев. 13 сентября 1902 года он отчитался о завершении строительства.
Здание представляет собой удачный образец школьного строительства начала XX века.

В 1915-1917 годах здесь размещалась Третья Киевская (Бутышевская) школа прапорщиков. Создана в марте 1915-го для пополнения воинских частей офицерскими кадрами – в основном из числа студентов и гимназистов Киева. Преподавателями были кадровые офицеры Киевской крепости, которые из-за тяжелых ранений не могли вернуться на фронт. По приблизительным подсчетам, в годы войны школа выпустила более 2 тыс. офицеров. В отчете за январь 1917-го главный инспектор военных учебных заведений российской армии отметил, что Третья школа лучшая не только среди киевских, но и подобных школ прапорщиков Москвы и Петрограда.
Во время октябрьского восстания 1917 года в Киеве Третья школа прапорщиков заняла жесткую позицию в отношении большевиков. В последний день восстания, 31 октября, юнкера школы выступили против красногвардейцев "Арсенала", пробольшевистских 3-го авиапарка и понтонного батальона, завладели улицам Московской и частично Никольской. На следующий день командование школы совместно с юнкерами других училищ готовило штурм "Арсенала" и наступление на Мариинский дворец, где заседал Совет рабочих и солдатских депутатов, но этим планам не суждено было сбыться. Украинская Центральная Рада взяла под свой контроль весь Киев и позволила юнкерам выехать на Дон, где формировалась Добровольческая армия генерала Л. Корнилова. В декабре 400 офицеров и юнкеров Третьей Киевской школы во главе с полковником М. Мастики, и подполковниками Б. Макаревичем и Дедюро отправились в Таганрог. Перед отъездом они пришли к Педагогическому музею, перед которым состоялся прощальный митинг с членами УЦР. На Дону воины несли службу по охране железных дорог. Им приходилось не только разоружать дезертиров, но и вести кровавые бои с большевистскими войсками. В феврале 1918 года школа в составе Добровольческой армии отправилась в Первый Кубанский "Ледяной" поход. В походе Третья Киевская школа прапорщиков была расформирована: одна треть пошла на укомплектование 1-го Офицерского полка, две другие – юнкерского батальона.

После отъезда школы прапорщиков дом передали Министерству образования УНР. В 1922 году здесь был открыт интернат для детей учителей. В 1924–1926 годах помещения занимала школа для переростков, в 1928–1930-х – ликбез, в 1932–33-х – пункт приема голодающих детей, наконец, с 1934-го – средняя школа № 75. Во время нацистской оккупации Киева дом использовался как казарма, после освобождения города в 1943-м – как госпиталь. В 1945-м работа средней школы № 75 возобновилась.

В 1957-58 годах на здании был надстроен третий этаж. Старая двухэтажная часть отделена от надстройки карнизом и фризом, декорированными лентами поребрика. В результате внутренней перепланировки первоначальный рекреационный коридор остался только в центральной части второго этажа.

В 2009 году, после празднования двухсотлетия, школе присвоен статус гимназии, и она теперь называется Печерская гимназия № 75 I–III уровня аккредитации.







Источники:
1. Интернет–ресурс "Звід пам'яток історії та культури"
2. Интернет–статья "Система образования в XIX веке"
3. Интернет–ресурс "История Российской империи"
4. Середницька Г.В. Історія України. 9 клас: Опорні конспекти. – К.: Книги України – 2012. – 336 с.


Читайте также:
Первая Печерская или Пятая Киевская
Школа на ул. Сечевых Стрельцов, 27
 

БЕЛЛ-ЛАНКАСТЕРСКАЯ СИСТЕМА ОБУЧЕНИЯ В КИЕВЕ

Все знают о большом культурном и просветительском влиянии, которое оказал Киев в XVII – XVIII веках на Российскую империю. Выпускники Академии – Данило Савич Туптало (Дмитрий Ростовский), Симеон Иванович Яворский (митрополит Стефан), Феофан Прокопович, Александр Андреевич Безбородко, этот список можно продолжать и продолжать, – занимали высшие должности в государственной и церковной иерархиях России. Но мало кому известно, что и в начале XIX столетия, когда, казалось бы, первенство в образовании прочно утвердилось за Петербургом и Москвой, наш Город не пас задних. Речь идет о Белл-Ланкастерской системе взаимного обучения.

Справка Википедии:
Белл-Ланкастерская система (Система взаимного обучения) — форма учебной работы, сущность которой состоит в обучении более старшими и знающими учениками учеников младшего возраста. Эта система возникла в 1798 году в Великобритании. Её разработчиками стали независимо друг от друга англиканский священник доктор Эндрю Белл и квакер Джозеф Ланкастер.
Сущность метода: сперва учитель занимается со старшими учащимися, которые, получив определённые знания, начинают обучать им, под руководством учителя, более младших. Эти старшие и более успевающие учащиеся называются мониторами (у Ланкастера) или помощниками (у Белла).
Преимущества системы: объяснение материала младшим школьникам дается на доступном им уровне, так как нивелируется разница в возрасте и интеллектуальном развитии; система стимулирует мониторов к самообразованию.
Недостатки системы: отсутствие у учащихся необходимых педагогических знаний и умений.

Англиканский священник Эндрю Белл в 1789 году возглавил приют для мальчиков-сирот, детей погибших солдат, в Мадрасе (Индия, тогда – Британская колония). Увидев однажды, как малабарцы обучали детей грамоте, заставляя их чертить буквы пальцами на песке, Белл нашел этот способ во многих отношениях удобным и ввел его в своем училище. Однако, при его применении, Белл не встретил сочувствия в своем помощнике и вынужден был перепоручить преподавание в младшем классе одному из лучших учеников. Этот опыт оказался удачным, и постепенно новая система была введена во всех классах. К 1795 году учение в Мадрасском училище производилось исключительно учениками, учителям же был предоставлен лишь надзор за ними и хозяйственная часть. Таким образом, были введены существенные черты системы взаимного обучения.
После возвращения в Англию в 1797 году Белл опубликовал книгу "Эксперимент в образовании…", но идеи, изложенные в ней, не получили широкого распространения до тех пор, пока не были адаптированы квакером Джозефом Ланкастером и знаменитым предпринимателем–социалистом Робертом Оуэном в открытых ими собственных школах.

Огромным достоинством этих школ была их массовость. Образование затрагивало те бедные слои общества, которые раньше были лишены возможности учиться систематически. Потому-то Белл–Ланкастерский метод интенсивно применялся в ряде стран, переживающих разные стадии экономического подъема или промышленного переворота: Англии, Франции, Бельгии, США, Канаде, Австралии. Актуальным он стал и для России. За дело взялись сразу два министерства: народного просвещения и внутренних дел. В 1816-м Министерство народного просвещения отправило по инициативе попечителя Петербургского учебного округа Сергея Семеновича Уварова четырех студентов в Лондон. Они вернулись в Петербург в 1819 году, и с этого времени начинается систематическое распространение системы взаимного обучения в училищах министерства и в других школах России.
Александр Морозов. Сельская бесплатная школа. 1865 г.

Но еще за пять лет до официального внедрения метода, Белл–Ланкастерские школы для обучения солдат стали открываться по инициативе русских офицеров в полках регулярной армии. Вероятно, первая из них была устроена на севере Франции в городе Мобеже, где в 1815–1818 гг. находилась штаб-квартира генерал-лейтенанта графа Михаила Семеновича Воронцова – командующего русским оккупационным корпусом во Франции. Школой руководили генерал-майор Михаил Федорович Орлов и дипломат Сергей Иванович Тургенев. В феврале 1816-ого Тургенев при помощи француза Анри перевел с французского и исправил ланкастерские таблицы для обучения солдат. В Мобеже было издано руководство для солдатских школ. Успех этого опыта получил широкую огласку в России.
Петр Соколов. Портрет С.И. Тургенева. 1810-ые г.г.

По уверениям газеты "Русский инвалид", № 85 за 1819 год, на территории России первая белл–ланкастерская школа появилась в 1816 году в Киеве при содействии героя Отечественной войны генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского. Размещалось учебное заведение в Печерской крепости и имело 40 учеников.
Дальнейшее развитие школа получила благодаря Михаилу Федоровичу Орлову, назначенному в 1817 году в Киев начальником штаба 4-го пехотного корпуса. К 1819-ому он довел число учащихся до 800 человек, причем обучение велось как для детей, так и для взрослых солдат.
Предоставим слово "Русскому инвалиду" (№ 85, 1819 г.): "…стараниями генералов Раевского и Орлова это заведение приведено в такую степень совершенства, что видеть его и не восхищаться были бы две несовместные идеи". Через год количество учеников достигло 1800 человек. Стоит также отметить и большую заслугу в развитии школы штабс-капитана Прасолова, непосредственно заведующего учебным учреждением. Киевская школа стала образцом для учреждения других подобных учебных заведений.
Михаил Орлов заботился также и о популяризации самого Белл–Ланкастерского метода, собирал пожертвования для "Общества распространения училищ…" и израсходовал на это дело значительную часть своего состояния.
Сохранился восторженный отзыв писателя Ивана Романовича Мартоса, который, отметив, что в Киев присылают учеников из многих мест и что приготовленные здесь учителя открывают подобные классы в Москве, Могилеве и Херсоне, назвал увиденное им в Печерской крепости училище "маткой взаимного учения" в России.

В 1820 году Орлов был назначен начальником 16-й пехотной дивизии, стоявшей в то время в Кишиневе. С этого момента начался упадок киевской Белл–Ланкастерской школы. К сожалению, ей, как и другим подобным учреждениям Российской империи, была суждена короткая жизнь. Подозрения в распространении вольнодумства, извечный недостаток средств, события на Сенатской площади привели к закрытию большинства школ взаимного обучения. Распространение грамотности среди простого народа было отложено на целое столетие.

Источники:
1. А.А. Орлов. Ланкастерские школы в России в начале XIX века // Педагогика и психология образования. 2/2013.
2. И.Р.
Мартос. Ланкастерское училище в Киеве (ок. 1820 г.) // Киевская старина. 1897. Т. LVIII. № 7–8. Приложения.
3.
М.О. Гершензон. Избранное. (Российские Пропилеи) — М.; Иерусалим: Университетская книга; 2000.

НАРОДНОЕ УЧИЛИЩЕ имени С. ГРУШЕВСКОГО


Между Куреневским рынком (так называемой "птичкой") и уже лет десять строящейся церковью Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла расположен один из корпусов Академии муниципального управления – экономический факультет (улица Кирилловская, 164). И мало кто знает, что это здание дореволюционной постройки появилось на свет благодаря <замечательному педагогу, профессору русской словесности, организатору народного образования, публицисту, меценату, действительному статскому советнику (чин, соответствовавший званию генерал-майора) Сергею Федоровичу Грушевскому, отцу Михаила Грушевского.

Сергей Грушевский принадлежал к числу тех педагогов, которые прошли все ступеньки школьного дела и стали видными деятелями народного просвещения. Он родился в Чигирине в 1830 г. в семье дьякона Федора Грушевского и дочери священника Марии Ботвиновской. Детство провел в с. Лесники Киевского уезда, где отец был старостой Преображенской церкви. После окончания в 1859 г. Киевской духовной академии Грушевский назначен профессором словесности Полтавской духовной семинарии, в следующем году — Киевской. Одновременно занимался этнографическими и историческими исследованиями, часть из которых опубликовал в еженедельнике "Руководство для сельских пастырей". В 1865 г. преподавал в русско-греко-униатской гимназии в г. Холме (Польша), Холмском женском греко-униатском шестиклассном училище (1866) и Ломжинской мужской классической восьмиклассной гимназии (1868). С 1867 года был инспектором Холмских российских педагогических курсов.

По состоянию здоровья переехал с семьей на Кавказ, где служил учителем Кутаисской классической гимназии (1869-1870); инспектором (1870-1876) и директором (1876-1878) народных училищ Ставропольской губернии; директором народных училищ Терской области (1878-1901). За время работы на Кавказе организовывал сельские и казацкие общины на строительство школ и содержание учителей, проводил учительские съезды и педагогические курсы, основал педагогический музей. Был автором методических пособий и учебников для школ, в частности учебника «Первая учебная книга церковно-славянского языка», который выдержал более 30 переизданий, что ощутимо улучшило материальное состояние семьи. (На фото Сергей Федорович и Глафира Захарьевна Грушевские с детьми. Слева направо: Захар, Анна, Федор, Михаил. Ставрополь, около 1876 г.)

Умер Сергей Федорович 27 января 1901 года во Владикавказе и похоронен на первом городском кладбище (могила не сохранилась).

По завещанию Грушевского, часть средств направлялась на учреждение стипендий его имени в Киево-Подольском духовном училище и Киевской духовной семинарии, а также на строительство и содержание народного училища в Киеве или Владикавказе. Наследники однозначно решили, что училище будет именно в Киеве, «в той части города, где проживает коренное малоимущее население», как огласил волю отца Михаил Грушевский. Кроме определения места для строительства, наследники выдвинули еще два условия: здание должно быть оформлено в украинском стиле по проекту архитектора Василия Григорьевича Кричевского; учебное заведение должно носить имя профессора Сергея Федоровича Грушевского.

Поиски конкретного места для будущего училища, согласования в Киевском учебном округе и министерстве внутренних дел затянулись на несколько лет, так как город самостоятельно не мог принять пожертвование и решать вопрос строительства. После обсуждений дума постановила выделить участок на Петропавловской площади, и в 1910 году началось возведение здания.

Дом строился в два этапа. Первоначальный проект составил киевский городской архитектор Эдуард-Фердинанд Петрович Брадтман, но когда был возведен первый этаж, Михаил Грушевский добился разрешения на переработку фасада и вновь предложил Кричевскому придать сооружению черты украинского стиля. Поэтому первый этаж остался с закругленными окнами, в то время как окна второго и третьего этажей получили шестиугольные очертания, а фасад украсили кирпичные и майоликовые украшения в украинском стиле. Характерные для народной архитектуры очертания получили порталы входных дверей, а над карнизом здания поднялся своеобразный декоративный "гребешок".

Здание училища им. С. Грушевского. Рис. В. Чепелика

И вот 26 декабря 1911 г. на Петропавловской площади состоялось освящение здания городских училищ им. С. Грушевского. К этому дню на первом этаже уже разместился детский сад, на втором и третьем три смешанных приходских училища на 456 учащихся. Содержание учебного заведения было обеспечено процентами с 50 тыс. руб., завещанных С. Грушевским в качестве неприкосновенного капитала.

Но в январе 1914 г. из Петербурга пришло известие, что "министерство народного просвещения не признало возможным, чтобы Куреневское городское начальное училище, которому городским управлением присвоено имя профессора Грушевского, впредь носило это имя". Формальная зацепка — город своевременно не согласовал с центральной властью вопрос увековечения памяти фундатора. Но фактически это была реакция на украинофильскую деятельность сыновей С. Грушевского — Михаила и Александра.

Выполняя указание, директор народных училищ распорядился убрать имя Сергея Грушевского с вывески на здании. В ответ Михаил Сергеевич поставил думу в известность, что прекращает выдачу процентов с неприкосновенного капитала на содержание училища. Фактически речь шла о дальнейшем существовании учебного заведения. В ответ на ходатайство городской думы министерство вынуждено было в июле 1915 г. отменить свое распоряжение.

Вскоре после начала Первой мировой войны два этажа здания были освобождены под лазарет, а учащиеся распределены по ближайшим училищам. В октябре 1914 г. в классах разместились мастерские по изготовлению протезов и обуви. Затем последовало указание освободить помещение под «лечебницу для так называемых «слабосильных команд» на 1000 человек». А в мае 1915 г. здание было передано «приюту для ампутированных воинов с мастерской по изготовлению искусственных конечностей». Они оставались здесь до 1919 г.

В 1920—1988 гг. здесь была трудовая школа № 14, ставшая затем средней школой. Потом в бывшем училище размещался учебный компьютерный центр Минского района, а с 1998 г. — экономический факультет Академии муниципального управления.

Киев до первой мировой. Фотоальбом. Часть 2

Представляю сканкопии фотоальбома "Киев Михаила Булгакова" авторства Кончаловского А.П. и Малакова Д.В., Киев "Мыстэцтво", 1990. Некоторые из предлагаемых фотографий встречал в интернете, и в намного лучшем качестве, но большинстово, тешу себя надеждой, выкладываются впервые.

Часть 1 можно посмотреть здесь.

Владимирская улица. 1910-е гг. На снимке, сделанном с летней террасы ресторана "Прага" (ныне - Владимирская, 36) - одной из самых высоких точек Киева начала XX века, - как на ладони видна застройка старого города. Слева над крышами высится колокольня Софиевского собора, далее - купола Десятинной и Андреевской церквей. Справа - каланча Старокиевской пожарной части и Присутственные места. В центре Софиевской площади памятник Богдану Хмельницкому, установленный в 1888 году. Памятник построен на добровольные пожертвования. Посредине квартала между Ирининской и Малоподвальной улицами (на фото - в правом нижнем углу) скромное двухэтажное здание - Спасательная станция общества скорой медицинской помощи. У подъезда всегда дежурила специальная карета.


В начале Владимирской улицы. 1900-е гг. На переднем плане - здание Дворянского Земельного банка (ныне - Владимирская, 10). Сохранилось в перестроенном виде.


Здание религиозно-просветительного общества на углу Владимирской и Большой Житомирской улиц. 1900-е гг. Ныне - Большая Житомирская, 9. Вместо домовой церкви Иоанна Златоуста советская власть воздвигла безликую, явно не вписывающуюся в окружающую архитектуру семиэтажную коробку.


Общий вид Софийской площади. 1900 гг. Софийская площадь с Софийским собором была общественным центром города. В левом углу площади - фонтан. У памятника Богдану Хмельницкому трамвайные пути расходятся: № 10 (Первая Владимирская линия) - по Владимирскому проезду, через Михайловскую площадь и Святополк-Михайловский переулок до верхней станции фуникулера, № 11 (Вторая Владимирская линия) - по Владимирской улице до Андреевской церкви.


Угол улиц Владимирской и Прорезной 1900-е гг. Прорезная улица стала выходом с Владимирской и Большой Подвальной (=Ярославов Вал) улиц на Крещатик в 1840-х годах, когда ее "прорезали" сквозь древние валы, шедшие от Золотых Ворот. Улица быстро застроилась. Особой известностью пользовался огромный доходный дом на углу (сейчас - Владимирская, 39), построенный с подчеркнутой пышностью. Здание сохранилось. Нюанс: в интернете на фото до октября 2011 г. купол есть, после - здание без купола. Надо будет сходить посмотреть.


Золотые Ворота. 1900-е гг.


Владимирская улицаю 1890-е гг. Вид в сторону Фундуклеевской (=Богдана Хмельницкого). Слева, в центре - дом Общественного собрания. Здание поддерживают атланты и кариатиды. Фасад украшает скульптурная группа в составе двух "думающих" мальчиков, расположившихся под сенью стилизованного Древа Познания. Один мальчик держит в руке горящий факел (Прометеев огонь знаний), другой - жезл, увенчанный фигурой совы (символ мудрости), которая сидит на табличке со словом "SPQR". Интересно, что это - девиз древних римлян ("Сенат и народ римский"). Здание сохранилось. Современный адрес - Владимирская, 45. Вдали темнеют тополя 1-й гимназии.


Угол Владимирской и Фундуклеевской. 1912 г. Вид в сторону Бибиковского (=Тараса Шевченко) бульвара. За тополями видны купола Педагогического музея (=Дом учителя). Далее - Александроаская гимназия.


Николаевский парк. 1910-е гг. Ныне - парк им. Т.Г. Шевченко.


Бибиковский бульвар накануне массовой застройки. 1890-е гг. Слева вверху - фасад университета, еще не заслоненный со стороны Круглоуниверситетской улицы, с Липок, откуда сделан снимок, громадными зданиями гостиниц "Марсель" и "Паласт-отель"; справа вверху - купола Владимирского собора, под ними - массивное здание 1-й гимназии.


Университет св. Владимира. 1900-е гг. Перед зданием, в центре Николаевского парка, - памятник императору Николаю I.


Клиника Университета по Бибиковскому бульвару, 17. 1900-е гг. Ныне - городская клиническая больница № 18.


Анатомический театр Киевского университета. 1910-е гг. Построен в 1851-1853 гг. по проекту А.В. Беретти на углу улиц Кадетской (=Фундуклеевская=Ленина=Богдана Хмельницкого) и Больничной (=Пирогова). Располагая уникальными музейными коллекциями профессоров А.П.Вальтера и В.А.Беца, считался лучшим в Европе. Открытия, сделанные в стенах Анатомического музея В.А.Бецом и П.И.Перемежко, прославили Киевский университет и отечественную науку. Ныне -Музей медицины. Адрес - ул. Богдана Хмельницкого, 37.


Клиника Киевского университета на Байковой горе. 1915 г. Здесь практиковали студенты медицинского факультета. Ныне - Институт туберкулеза и грудной хирургии им. академика Ф.Г.Яновского. Адрес - ул. Амосова, 10.
Левашовский спуск. 1900-е гг. (=Левашовская улица=улица Карла Либкнехта=Шелковичная улица).  Справа - старейшая городская клиническая больница цесаревича Александра Александровича (=Октябрьская=Александровская). Открылась в 1875 году на средства, собранные общественностью Киева за десять лет. Здесь проводил занятия профессор университета терапевт В.П.Образцов. Во время его лекций аудитория Александровской больницы всегда была переполнена. В 1950 г. к 100-летию Василия Парменовича перед 6 корпусом больницы был установлен бронзовый бюст. Среди зелени больничного парка высится купол церкви св. Михаила (Основана в честь первого митрополита киевского в 1895 г., разрушена в 30-х годах XX века, восстанавливается с 1998 года по сегодняшний день.). Внизу - Госпитальный спуск (=улица Госпитальная). Бульвар Леси Украинки появится только в конце 1950-х годов.

Фребелевский педагогический институт. Большая Житомирская, 34. 1908-1914 гг. Это - единственное в Европе высшее женское педагогическое заведение, готовившее воспитательниц детей дошкольного возраста. Курс обучения был фундаментальным и длился три года. Студенткам преподавали биологию и физиологию человека, психологию, общую гигиену, педагогику, иностранный язык, детскую литературу, игры, ручной труд. Бренд "фребелевка" звучал даже после революции. С 1914 года, после постройки специального здания высших женских курсов, фребелевский институт переехал в освободившееся помещение - на улицу Фундуклеевская, 51.  Здание по Большой Житомирской не сохранилось.

Высшие женские курсы, или Женский университет св. Ольги. С 1913 г. Здание было построено в 1913 году на улице Маловладимирской (=Столыпинская=Григория Гершуни=Ладо Кецховели=Валерия Чкалова=Антоновича (при нем.)=Олеся Гончара), дом 55. Ранее размещались по адресу Фундуклеевская, 51. По аналогии с университетом св. Владимира, Высшие женские курсы носили имя св. Ольги. Курс наук соответствовал университетскому, и преподавали здесь те же профессора. Имелись факультеты: физико-математический (с отделениями: математическим, физико-математическим, физико-химическим, биологическим), историко-филологический (с отделениями: историческим, славяно-русским, германо-романским), юридический и коммерческий. Фронтон здания украшает голова Афины-Паллады, покровительницы наук, богини мудрости, знаний искусств и ремесел. Здание сохранилось.Сейчас в нем размещается МЧС Украины.

Бибиковский бульвар. 1913 г. С 1834 г.  (впервые упоминается) - Бульварная улица, 1850-1869 гг. - Шоссейный/Университетский бульвар (названия употреблялись параллельно), 1869-1919 гг. - Бибиковский бульвар; с 1919 г. - бульвар Тараса Шевченко.

Киевская 1-я гимназия (с 1911 - Императорская Александровская гимназия). 1900-е гг. Основана в 1811 г. С 1857 г. размещалась в специально выстроенном здании на Бибиковском бульваре, 14 (проект А.В.Беретти). Среди выпусников гимназии К.Г.Паустовский, Е.В.Тарле, АА.Богомолец, М.А.Булгаков и многие другие. В 1919 году прекратила свое существование.
Гимназисты у здания 1-й гимназии. 1900-е гг. Тросточки - особый шик.


Гимназисты в саду 1-й гимназии. 1910 г. Сад 1-й гимназии простирался на весь огромный квартал от Бибиковского бульвара до Фундуклеевской улицы. Ныне не существует.

Гимназисты на плацу 1-й гимназии. 1900-е гг.

Гимназисты на катке во дворе 1-й гимназии. 1900-е гг. Помимо академических дисциплин в 1-й гимназии немало времени уделялось физической подготовке - гимнастические упражнения на свежем воздухе, пешеходные экскурсии и прогулки "на природу" проходили регулярно.

Актовый зал и библиотека 1-й гимназии.

Киевская 2-я гимназия. Бибиковский бульвар, 18. 1890-е гг. Основана в 1834 г. В разные годы учились академики А.Е.Крымский и О.Ю.Шмидт, художник В.Д.Орловский, поэт С.Я. Надсон, композитор Р.М.Глиэр и другие. Здание сохранилось в перестроенном виде.

Владимирский собор. 1900-е гг. Владимирский собор, построенный в 1862-1882 гг. на Бибиковском бульваре, был главным православным храмом Киева. Славится он не столько архитектурой, сколько внутренними настенными росписями, исполненными выдающимися художниками В.М.Васнецовым, М.В.Нестеровым, В.А.Врубелем, Н.К.Пимоненко, П.А.Сведомским, В.А.Котарбинским. Руководил работами провессор А.В.Прахов.

Хоральная синагога. Улица Малая Васильковская, 13. 1900-е гг. Сейчас - ул. Шота Руставели, 13. Открыта с 1898 г. по 1926 г.; В 1955-2000 гг работал детский кукольный театр; 14 марта 2000 г. - новое открытие. Здание многократно реконструировалось. Архитектурный стиль - историзм.

Часть 3 можно посмотреть здесь.