Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список обновляется). Я

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список обновляется). З

ДОЛГОСТРОЙ ИЗ ТОП–7 (ул. Обсерваторная)


В 1989 году на углу улиц Обсерваторной, Воровского (сейчас Бульварно-Кудрявская) и Обсерваторного переулка начали возводить детскую урологическую больницу, для чего разобрали остатки бывшего депо Вольного пожарного общества. Однако этой стройке, как и большинству ей подобных, не повезло – их остановил развал Советского Союза.

Женская торговая школа им. Пелагеи Терещенко (теперь Киевский университет имени Бориса Гринченко – Бульварно-Кудрявская,18/2). На заднем плане слева – каланча и депо Вольного пожарного общества. Нач. XX в.

О долгострое вспомнили в 2008-м. Тогда некий инвестор предложил снести недостроенное здание, а на его месте возвести 25-этажный офисный центр, в котором выделили бы место под детский урологический стационар на 40 коек. Но проект, к сожалению, не прошел экспертизу.

Проект 2008 года.

В настоящее время долгострой на Обсерваторной прочно утвердился в ТОП-7 Киевских долгостроев.


Кстати, каланча на Обсерваторной была воспета Александром Николаевичем Вертинским в знаменитом "Киев – родина нежная":

Здесь тогда торговали мороженым,
  А налево – была каланча...
  Пожалей меня, Господи Боже мой!..
  Догорает моя свеча!..


Источники:
1. Михаил Кальницкий  Ими восхищались киевлянки.
2. ТОП-7 недостроев Киева, которые могли бы изменить столицу.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ КИЕВСКИМ МАГИСТРАТОМ НЕЛИЦЕНЗИРОВАННЫХ ВРАЧЕЙ

В середине 1760-х годов медицина в Киеве находилась в зачаточном состоянии. Уже был открыт ряд аптек, но людей, способных поставить правильный диагноз и назначить курс лечения, было крайне мало. Виной этому являлась цеховая система – отмирающий пережиток старых феодальных времен. Практикующие киевские врачи – цирюльники – не имели собственной организации и подчинялись кравецкому (портному) цеху. В нем же относились к лекарям презрительно: не допускали к выборам на цеховые должности, не отстаивали их нужды, не помогали в профессиональном развитии. При такой ситуации большинство занимающихся врачеванием людей вело свою практику нелегально, без соответствующей лицензии. Разумеется, среди таких не имеющих патента докторов попадалось множество шарлатанов. Городской магистрат был не в состоянии пресечь их деятельность, но если подобный "врач" замечался в неудовлетворительном лечении, его дальнейшая судьба была весьма незавидна.

В 1766 году на отставного гусара старо-сербского полка Семена Хотынского, ставшего киевским обывателем и занявшегося лекарской практикой, поступили жалобы от священника Успенской церкви Алексея Сафонова, от двух студентов академии и от мещанина Ч-кого. Первые три заявляли "о повреждении им Хотинским неискусным лечением больных глаз", а мещанин Ч-кий о таком же "неискусном лечении бывшей у него под бородою раны". Так как Хотинский юрисдикции магистрата не подлежал, то он был препровожден в Киевскую губернскую канцелярию, которая и вынесла приговор: "оному Хотинскому за ненадлежащее им вступление в лечение, не имея на то ни от кого дозволения, и в страх другим учинить наказание батогами".

Вскоре после описанных событий цирюльники добились открытия собственного цеха. Поспособствовало этому несколько факторов. Во-первых, Киев нуждался в докторах. А, как известно, спрос рождает предложение: количество людей, незаконно занимающихся врачеванием, из года в год все увеличивалось. Необходимо было упорядочить и узаконить этот процесс. Во-вторых, начавшаяся русско-турецкая война и огромный приток раненых, потребовали грамотных(!) специалистов, умеющих "раны гоить рубаные, пробитые и стреляные". И, в-третьих, в случае образования собственного цеха цирюльники обязались взять на себя одну из наиболее затратных статей магистрата – заботу о городской артиллерии.

Переговоры между депутатами от лекарей и магистратом, осложненные интригами кравецкого цеха, длились три года. Наконец 30 июня 1769-го киевский войт надворный советник Григорий Пивоваров, бурмистр и степенный гражданин Данила Величковский и десять других членов магистрата подписали документ об образовании в городе самостоятельного цеха цирюльников с предоставлением тому собственного герба и печати.
Образование собственной организации поспособствовало развитию медицины в городе. И хотя киевляне, желая сэкономить, по-прежнему очень часто обращались к "специалистам" без патента, наказание за незаконную врачебную деятельность стало намного серьезнее.

В 1787 году мещанин Захарий Гаркашевский рекомендовал жившую у него 28-летнюю Агриппину Трохимову монаху Выдубецкого монастыря Никанору как опытного глазного лекаря. Однако девица не только не смогла помочь святому отцу, но и украла у него 60 рублей, за что и была арестована городским магистратом (на тот момент являющийся только судебным органом). В ходе следствия выяснилось, что Трохимова, во-первых, сама имела поврежденные болезнью левый глаз, губу и нос, и, во-вторых, за воровство уже несколько раз наказывалась "тюрьмой и смирительным домом".

Городской магистрат приговорил воровку к публичной порке. При оглашении приговора особо подчеркивалось, что наказание следует не только за кражу, но и за то, что Трохимова "не имея ни малейшего в медицине искусства, отважилась приняться за лечение глаза". После полученных плетей виновная должна была дать подписку, "что впредь будет жить честно и никаким лечением болезней приниматься не будет". Но губернскому магистрату данное решение показалось очень мягким. Было вынесено новое, более строгое определение. Вместе с Трохимовой наказание постигло и Гаркашевского, порекомендовавшего такую лекарку. Губернский судовой орган постановил: после наказания плетьми сослать Трохимову в Сибирь, с Гаркашевского же взыскать в пользу иеромонаха Никанора украденные 60 рублей, обязав его подпиской, что "впредь таковых неапробованных в медиции людей рекомендовать никому не будет". Уголовная Палата приговор утвердила.
Печать Киевского цеха цирюльников. 1820 год.


Источники:
1. А. Андриевский Преследование киевским магистратом "неапробованных в медиции людей // Киевская Старина – II, 1893, с. 379–380 – К: Типография Корчак-Новицкого.
2. Устав киевского цирюльнического цеха // Киевская Старина – XI, 1883, с. 470–476 – К: Типография Корчак-Новицкого.

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список публикаций обновляется). Д–З

УЛИЦЫ, ЗДАНИЯ (список публикаций обновляется). Т–Я

ЗАБРОШЕННЫЙ ДОМ СКОРОЙ ПОМОЩИ (ул. Рейтарская, 22)

Помнится, в проекте "Великие украинцы" мы назвали Николая Амосова вторым вслед за Ярославом Мудрым. При этом знаменитый хирург опередил и Степана Бандеру,и Тараса Шевченко, и Валерия Лобановского. Казалось бы, по аналогии с Шевченко, все, что касается великого врача, должно  бережно храниться и своевременно обновляться.

Увы, но действительность далека от реалий. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на дом Общества скорой медицинской помощи, построенный в 1915 году по проекту архитектора Иосифа Зекцера. Здание сразу "включилось" в работу: во время Первой мировой сюда прямо с вокзала на трамваях привозили раненых. А через сорок лет, в 1955–м, в одной из операционных Николай Амосов сделал первую в СССР уникальную операцию на сердце, при которой впервые был применен общий наркоз.

Сейчас здание, являющееся, кстати, памятником архитектуры и градостроительства, заброшено, по нему прошли трещины, на выступах главного фасада растут деревца, а внутри настоящие руины.














На табличке указан 1914 год, хотя днем завершения строительства считается 14 января 1915 года.

ПЕТР ЭРАЗМОВИЧ КАЧКОВСКИЙ

Петр Эразмович Качковский (1863 или 1865 – 1909) – видный киевский хирург, работал приват-доцентом университета святого Владимира, преподавал хирургическую диагностику с терапией на базе больницы для детей с заболеваниями костей и суставов.

Качковскому принадлежал участок № 33 на Мало-Владимирской улице (теперь – улица Олеся Гончара). Здесь, в своем новом особняке, в 1908 году Качковский открыл хирургическую лечебницу. Архитектор Игнатий Ледоховский создал эффектное, запоминающееся строение в стиле модерн: асимметричность, насыщенность, причудливые формы, элементы флоры и фауны, орнаментики и символики, игра фактурой различных строительных материалов.


Впечатление усиливается благодаря оригинальным скульптурным композициям работы Федора Соколова: сирен, согласно древним мифам, отводящим беду, и льва – символа силы и мужества.
Одновременно были тщательно продуманы функциональная планировка лечебного учреждения – отдельные входы, приемная, операционная, перевязочная, палаты разного размера. Богато украшенные интерьеры предполагали солидность и состоятельность пациентов.


Но Качковский оперировал не только богачей. Он был консультантом больницы для чернорабочих и хирургического отделения Кирилловских богоугодных заведений, бесплатно оказывал помощь детям в благотворительной амбулатории, лечил заключенных. Пышущего здоровьем, упитанного доктора знали и любили многие коллеги и жители города.
В апреле 1909 года Петр Эразмович рискнул с повышенной температурой поехать в тюрьму, где провел операцию. Вернувшись домой (в том же здании, где и лечебница, с отдельным входом), он почувствовал себя совсем худо и слег. Два дня спустя захворавший врач начал жаловаться на боли в паховой области. Коллеги констатировали повышенный лейкоцитоз. Подозрения на грыжу или тифозное заболевание не подтвердились, а больной чувствовал себя все хуже. Собрался консилиум из полутора десятков лучших медиков, которые предположили аппендицит, осложненный тазовым нагноением. Качковского уложили на операционный стол. Сделали разрез в области правой подвздошной впадины с надрезанием брюшины, но патологии там не оказалось. Растерявшиеся врачи наложили швы на брюшину и провели разрез левой подвздошной впадины, однако и там ничего подозрительного не было. На следующий день началась агония, и несчастный хирург скончался.


По желанию родственников в сосуды тела был влит бальзамирующий раствор формалина, поэтому вскрытие производилось второпях и к однозначным выводам о причине смерти не привело. В протоколе вскрытия записали предположение "о каком-то остром лихорадочном заболевании вроде инфлюэнцы, давшем предрасположение к развитию послеоперационного перитонита". Попросту говоря, человек заболел гриппом, а врачи вообразили у него аппендицит, провели ненужную операцию и в результате вызвали воспаление брюшины и смерть. Прямо как в мрачном анекдоте: вскрытие показало, что больной умер в результате вскрытия.


Слухи об этом поползли по городу. Киевляне пришли в ужас. Гриппом мог заболеть каждый, да еще и несколько раз в год (тогда не выделяли ОРЗ). Получалось, что любой обыватель, схвативший простуду, может ни с того ни с сего умереть под ножом хирурга. Больные перестали доверять врачам. Коллеги, провожавшие Качковского на кладбище, слышали в свой адрес отчетливые выкрики из похоронной процессии: "Убийцы!" Ажиотаж остыл только после вмешательства авторитетнейшего специалиста, профессора Василия Образцова. Тот был свидетелем болезни и смерти Качковского, сопоставил все факты и связал нагноение в тазу с последствиями перенесенной умершим доктором еще в студенческие годы дизентерии (тогда не было антибиотиков, а врачи допускали существование "хронической дизентерии"), о чем практически невозможно было догадаться в ходе лечения.
Три года спустя на могиле Петра Качковского устроили склеп, в котором был погребен также его брат – рано умерший студент Антон Качковский. К сожалению, теперь подземелье, где покоились братья Качковские, разорено, а в разрушенном интерьере в медальоне с трудом угадывается погрудное изображение распятого Спасителя…


А хирургическая лечебница на Мало-Владимирской, 33 вошла в историю. В сентябре 1911 года там умер раненный террористом в Киевской опере премьер-министр Петр Аркадьевич Столыпин. Но в то время у лечебницы был уже новый владелец – хирург Игнатий Маковский. Фронтон фасада украсился надписью "Хирургическая больница доктора медицины И.С. Маковского".



А память о несчастном докторе Качковском хранит только разрушенная усыпальница в Кирилловской роще.


Источник:
1. Интернет-ресурс "Интересный Киев"
2. Интернет-ресурс "Енциклопедія сучасної України"

УЛИЦА НИКОЛАЯ ПИМОНЕНКО

Известна с середины XIX века. С конца позапрошлого столетия называлась Монастырской как прилегающая к Покровскому монастырю. С 1959 года – современное название.

ДОМ № 8-А
Бывшая аптека. Построена в 1897 году. Сохранилась в измененном виде.

ДОМ № 8
Бывший новый хирургический корпус больницы Покровского монастыря. (Николаевская больница. Названа так потому, что 80 тыс. рублей на строительство новых корпусов пожертвовал Николай II. После смерти фундаторки монастыря удерживалась на средства царской семьи, выделявшей для этого ежегодно всю ту же сумму в 80 тыс. рублей.) Построен в 1910 году по проекту Евгения Ермакова. Сейчас здесь Дорожная станция переливания крови Юго-Западной железной дороги.

ПЕРВАЯ ГОРОДСКАЯ АПТЕКА (ул. ЯРОСЛАВСКАЯ, 5/2)

Дом сооружен по заказу купца Истомина по проекту архитектора Андрея–Фердинанда Кондратьевича Краусса. Первый этаж занимали торговые помещения.
6 января 1915 года здесь состоялось открытие первой в Юго-Западном крае городской аптеки. Цены на лекарства в частных аптеках, а в Киеве в то время их работало около сорока, были слишком высокими и для простого люда недоступны. Инициаторами основания городской аптеки выступили за несколько лет до начала Первой мировой войны профессор Киевского университета Василий ЕгоровичЧернов и заведующий отделом народного здоровья при Городской управе, будущий городской председатель Федор Степанович Бурчак, которые внесли это предложение на рассмотрение Киевской думы.
Аптека обслуживала исключительно жителей Подольского, Плоского и Бульварного полицейских участков. Расходы Киева на ее обустройство составили всего 25 тыс. руб. По постановлению Городской управы, различные медикаменты по рецептам частных врачей отпускались со скидкой 15% по сравнению с ценами в частных аптеках.
Преимущество городской аптеки перед частными, кроме низких цен, заключалась еще и в том, что больные в любое время получали в ней все необходимые для себя лекарства, даже дефицитные, которые часто отсутствовали в других аптеках. Правда, сначала клиенты простаивали по несколько часов в очередях, ожидая выполнения своих заказов. Однако Городская управа вскоре исправила этот недостаток, увеличив штат заведения.
Сейчас в здании находится Главное управление юстиции в Киевской области.



Источник:
Интернет-ресурс "Ностальгия. Киев. Прогулка по старому город"

Читайте также:
КОМПЛЕКС ЗДАНИЙ ПО ул. ВЕРХНИЙ ВАЛ, 4