Kiyevlianin Zrm (kievlyanin2015) wrote,
Kiyevlianin Zrm
kievlyanin2015

Categories:

КИЕВСКИЕ ВОСКРЕСНЫЕ ШКОЛЫ – ПЕРВЫЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Известно, что Киев как крупный просветительский центр, дал путевку в жизнь не одному будущему светилу. Но что еще не мало важно, Город на протяжении практически всей своей истории сгенерировал огромное количество идей во всех областях человеческой жизни, в том числе и в сфере педагогики. И даже в XIX столетии, когда, казалось бы, Петербург и Москва прочно переняли пальму первенства в деле образования, Киев не перестал удивлять общество новыми педагогическими решениями. Так, в 1816 году в нашем Городе открылась ПЕРВАЯ В ИМПЕРИИ школа с белл-ланкастерской системой обучения, самой передовой на то время.

Кризис, поразивший николаевскую Россию в середине XIX века, и наметившиеся затем реформы Александра II дали новый импульс развитию киевской педагогической мысли. 11(23) октября 1859 года в Городе открылась первая в России воскресная школа. Надо отметить, что профильные воскресные школы существовали в империи с 1820-х годов. Так, в Остзейском крае действовала сеть христианских учебных заведений под наблюдением Библейского общества; в Петербурге за полгода до киевской, начала работать воскресная школа М. Шпилевской для девочек из бедных семей. Но именно Киеву принадлежит честь в открытии ПЕРВЫХ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ВСЕСОСЛОВНЫХ ОБЩЕГЕНДЕРНЫХ ВОСКРЕСНЫХ ШКОЛ!

Группа деятелей первых Киевских воскресных школ

В то время попечителем Киевского учебного округа состоял известный ученый и общественный деятель Николай Иванович Пирогов. По общим отзывам, это был не только "человек своего времени, но и вождь своих современников". Как попечитель учебного округа он стремился внедрить в систему образования общечеловеческие понятия, заставляющие ценить и уважать личность каждого. Своей педагогической задачей Пирогов поставил сблизить общество с ученым миром, вывести воспитательные заведения из разряда чисто дисциплинарных учреждений, куда их загнала палочная организация николаевской поры.

Портрет Н.И. Пирогова. Масло, холст. Художник и время выполнения портрета неизвестны.

Другой выдающейся личностью того времени был профессор Киевского университета Платон Васильевич Павлов. Нравственные качества этого человека, его общественные идеалы, его служение идее вызывали обаяние среди студентов, и Павлов имел громадное влияние не только на своих слушателей, но на все факультеты, на всю учащуюся молодежь. "Его любили, ему поклонялись, его именем клялись. Он соединял в себе репутацию основательного ученого с ореолом носителя так называемых "лучших идей", призванного руководить молодым поколением в его стремлении к общественному и нравственному идеалу."
Эти-то два человека и стали во главе движения, создавшего первые в России воскресные школы.

Забегая вперед, стоит сказать, что очень скоро после открытия киевских школ, Платон Павлов был переведен в Петербург членом археографической комиссии. Ходили слухи, что киевские чиновники испугались влияния Платона Васильевича на молодежь, и, по просьбе тогдашнего военного губернатора князя Васильчикова, министр народного просвещения забрал его в столицу. В 1861 году Павлов был избран профессором русской истории в Петербургском университете, но не прочёл в нём ни одной лекции, потому что сначала был в отпуске, затем последовало временное закрытие университета, а 5(17) марта 1862 года ученый был арестован и административным порядком выслан в Ветлугу (сейчас – муниципальный центр в Нижнегородской области) за то, что на публичном чтении в пользу нуждающихся литераторов, закончил свою речь следующими словами: "Россия стоит теперь над бездной, в которую мы и повергнемся, если не обратимся к последнему средству спасения, к сближению с народом. Имеющий уши слышать, да слышит."

инициаторы создания_1859.jpg
П.В. Павлов.

Но вернемся к воскресной школе. Ей было предоставлено помещение уездного дворянского училища на Подоле – здание, в котором впоследствии размещалась мужская прогимназия, а затем, сразу после открытия, Киевская третья гимназия (современный адрес – Константиновская, 9/6). Семнадцать студентов университета и один из духовной академии изъявили желание быть преподавателями. Официальный надзор поручили профессору Павлову и штатному смотрителю училища И.И. Слепушкину.

Целью вновь открытого учебного заведения являлось обучение грамотности как можно более широких слоев населения, включая и крепостных крестьян. Но оставался вопрос: хотел ли сам народ того света, который ему предлагали, было ли у него доверие к тем, кто звал его учиться? Организаторы разослали объявления и письма в мастерские. Среди прочего там писалось: "лета не будут служить препятствием для учения, следовательно – школу могут посещать даже взрослые". Все сомнения рассеялись в первое же воскресенье: на занятия явилось около пятидесяти человек, в будущем количество учащихся возросло до 149!
Константиновская, 9/6. Здание построено в 1832 году. Первоначально двухэтажное (как на фото). В советское время надстроен третий этаж.

Успех первой школы придал энергию инициаторам, и 25 октября (6 ноября) 1859 года открылась вторая воскресная школа в здании Киевского уездного училища в Новом Строении. Надзор за ней также поручили Павлову и штатному смотрителю училища Проценко. В день открытия явилось 34 человека, а в начале 1860-го года число учащихся достигло 148 человек.

Интересен сводный отчет, составленный по двум школам в конце ноября 1859 года. Из 249 обучавшихся тогда человек 185 являлись ремесленниками, 27 – лакеями, 3 – сидельцами (люди, торгующие в чужой лавке по доверенности) и 34 – малолетними, с родом занятий неопределившимися. По сословиям: дворян – 10, купцов – 6, однодворцев – 4, казаков – 3, вольноотпущенных – 2, мещан – 58, кантонистов – 34, казенных крестьян – 31 и крепостных – 101. Как видим, основное задание, которое ставили перед собой устроители воскресных школ – обучение простого народа, в том числе и крепостных крестьян, – выполнялось как нельзя лучше!

В течение 1860–1861 годов в Киеве были открыты еще шесть воскресных школ, из них три – чисто женские. Тогда же, как показала практика, "женский вопрос" стал весьма актуален для функционирования подобных учебных заведений. Во-первых, дамы из общества не очень охотно соглашались выполнять роль наставниц простых людей. Женщины конца 1850-х – начала 1860-х годов еще не были подготовлены к подобной деятельности. Воспитанные в закрытых учебных заведениях, в замкнутом сословном кругу, они были далеки от народа и его трудовой жизни. Только через три месяца после открытия воскресной школы, в Киеве начала работу первая в России (!) женская гимназия (фундуклеевская), и много было разговоров о том, как посылать "свое дитя в общее заведение, куда доступен вход и дочери простого ремесленника".

Эдгар Дега. "Семья Беллели". 1858–1861 гг.

Во-вторых, для женщин низших сословий, желавших получать знания, также оказались преграды. В Новостроевской школе было всего 18 учениц, а в отчете Фундуклеевской женской воскресной школы (открыта 6(18) ноября 1860 года) указывалось: "Замечательно, что из магазинов дамских, где живут целые десятки девушек, учениц всего четыре, притом редко посещают школу (не смотря на желание посещать постоянно) потому, что бывают заняты работой и в праздничные дни."

Вообще, отношение хозяев очень сильно влияло на посещение их работниками воскресных занятий. Находились такие недобросовестные хозяева, которые уверяли, что платят за учебу своих служащих (или крепостных), а потому те должны отрабатывать потраченные на них средства. Устроителям школ пришлось бороться с подобными слухами, объясняя, что заведения существуют на благотворительной основе, и денег ни с учеников, ни с их хозяев никто не требует.

Материальные средства школ составлялись из пожертвований. Сто пятьдесят рублей ежегодно выделял Город. Основными же благотворителями явились преподаватели Университета и двух гимназий. К сожалению, попытка привлечь деньги через объявления в газетах потерпело фиаско: тогда общество еще не привыкло считать печатные СМИ выразителями своего настроения.

Деятельное участие в сборе средств приняла также супруга генерал-губернатора княгиня Екатерина Алексеевна Васильчикова. Под ее патронажем устраивались концерты, спектакли, живые картины. Однако создателей школ смущало, что собираются деньги от публики, рассуждающей, по выражению профессора Павлова "отчего не проплясать мазурки, когда страдает меньший брат". Тогда студенты Университета учредили субботние музыкальные вечера для небогатой публики – с оплатой 25 и 50 копеек.

Ж.Д. Кура. Портрет Е.А. Васильчиковой.

Собранные средства передавались в кассы школ и расходовались в основном на приобретение книг и учебных пособий. Понимая, что главная сила и влияние воскресной школы заключается в хорошей книге, организаторы прилагали много усилий для пополнения библиотек. Самая большая была при подольской школе. Среди прочих, в библиотеках были книги Шевченко и Марко Вовчок на украинском языке.

Однако большинство народных книг представляли собой лубочные издания, "бесчисленные произведения неразборчивых спекулянтов", а потому единственный выход устроители школ видели в собственном издательстве. Один из преподавателей, помещик Полтавской губернии, предложил для этой цели свои средства.

Но чтобы ученики взяли в руки книгу, их сначала надо было обучить грамоте! Всех учащихся разделили на два класса: высший, в который принимались те, кто умел относительно бегло читать, и низший. Последний, в свою очередь, делился на два отделения: в первое определялись абсолютно безграмотные, во второе – кое-как разбиравшие буквы. В подольской и новостроевской школах большинство учеников (около 70) приходилось как раз на второе отделение низшего класса.

В то время в России повсюду господствовал буквослагательный метод обучения грамоте. Киевские воскресные школы первыми перешли на обучение с помощью чтения по слогам. Бралось несколько слов с повторявшимися слогами, громко произносилось их название, и неоднократным спрашиванием каждого ученика достигалось то, что глаза каждого учащегося привыкали к очертанию букв, составлявших слово. Когда класс мог различать и произносить два – четыре слова, написанные на доске, эти слова разбивались на слоги и так же путем многократного повторения узнавались учениками. Процесс узнавания закреплялся перемешиванием слогов и составлением новых слов. Далее слоги разделялись на отдельные буквы, и алгоритм обучения повторялся.

Кроме занятий по чтению и письму, программа "ликвидации безграмотности" включала в себя также обучение четырем арифметическим действиям. Еще одним предметом воскресных школ было вероучение, заключавшееся в рассказах из Священной истории и усвоении главных молитв.

Титульная страница "Грамматики" Кулиша.

В устроении воскресных школ приняли участие Пантелеймон Кулиш и Тарас Шевченко. Первый выпустил прекрасное учебное пособие – "Грамматику". "Как умно, благородно составлен этот совершенно новый букварь, – писал Кобзарь о творении своего друга. – Дай Бог, чтобы он привился в нашем бедном народе. Это первый луч света, могущий проникнуть в сдавленную попами невольничью голову." Но учебная книжка Кулиша имела один недостаток: она была слишком роскошно издана, и, следовательно, дорогая: заплатить за нее 50 копеек мог не каждый. А потому Шевченко взялся создать дешевое учебное пособие, доступное всем. Выпущенный им "Букварь Южнорусский" был отпечатан на серой бумаге, в мягком переплете, имел всего 24 страницы. Книга содержала азбуку печатных и рукописных букв, тексты для чтения по слогам, перепевы поэта отдельных псалмов Давида, пять ежедневных молитв, цифры и таблицу умножения до 100. Еще – думы об Алеше Поповиче, Марусе Богуславке и тринадцать народных пословиц, среди которых и такое: "Ложью свет пройдешь, но назад не вернешься".

Название "Южнорусский" не обмануло царских чиновников. В Главном управлении цензуры сохранился документ, содержание которого свидетельствует о многом: "Запрещение печатать эту книжку не имело никаких законных оснований, но содействие от имени правительства ее распространению в Малороссии как народного учебника вряд ли было бы уместным. Издание этой книжки, равно как и других, подобных ей, которые скомпонованы для простонародья Малороссии на малороссийском языке, хотя и напечатанных русскими буквами, имеют целью опять побуждать к отдельной жизни малороссийскую народность…". И несмотря на то, что учебник стоил всего лишь 3 копейки, из-за саботажа чиновников он до своих адресатов практически не дошел.


В начале 1862 года общими усилиями организаторов и сотрудников киевских воскресных школ был разработан новый проект хрестоматии – с интересным, доступно изложенным содержанием, при этом достаточно дешевый. В книге намечалось два отдела: естественный и исторический. В первом предполагалось разместить рассказы, "касающиеся физического мира, дающие понятия о природе и ее силах". Во втором отделе должны были помещаться статьи об устройстве и развитию человеческих обществ.

К сожалению, этим планам не суждено было сбыться. К июню 1862 года воскресные школы, по примеру Киева, открылись во многих уголках империи, их счет перевалил за три сотни. Однако царское правительство по мере развития "воскресного движения" стало все с большим подозрением относиться к этому вопросу, считая его излишне либеральным, и даже революционным. Наконец, 12(24) июня 1862 года Высочайшим повелением все подобные заведения были закрыты, "до преобразования означенных школ на новых основаниях". Тогда же было возбуждено следствие о "воскресном движении" и создана особая комиссия.

Школы были закрыты. Время унесло и разбросало людей, служащих им. Но, по словам Пирогова: "здесь, на земле, где все проходит, есть для нас одно нерушимое – господство идей". Идея воскресных школ уцелела. И через два года они возникли вновь. Организация в новых воскресных школах, их педагогическое направление сохранились такими же, как и в первых киевских. И мы, живущие через полтора столетия после описываемых событий, с полным правом и гордостью можем к символам Города отнести и ПЕРВЫЕ ОБЩЕДОСТУПНЫЕ НАРОДНЫЕ ШКОЛЫ.


Источники:
1. Л. Струнина  Первые воскресные школы в Киеве // Киевская Старина – VI, 1898, с. 287–307 – К.: Типография Корчак-Новицкого.
2. В.Г. Авсеенко  Школьные годы. Отрывки из воспоминаний (1852–1863) // Исторический вестник, 1881, т.IV.
3. Столетие Киевской первой гимназии (1809-1811 – 1911). – К.: Типография С.В. Кульженко – 1911.
4. Тысячелетие России. Краткий очерк отечественной истории. Сочинение Платона Павлова. Санкт-Петербург, 1863 г.
5. Н. Околитенко  "Букварь Южнорусский" – последняя книжка Шевченко.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments