Kiyevlianin Zrm (kievlyanin2015) wrote,
Kiyevlianin Zrm
kievlyanin2015

Categories:

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ КИЕВСКИМ МАГИСТРАТОМ НЕЛИЦЕНЗИРОВАННЫХ ВРАЧЕЙ

В середине 1760-х годов медицина в Киеве находилась в зачаточном состоянии. Уже был открыт ряд аптек, но людей, способных поставить правильный диагноз и назначить курс лечения, было крайне мало. Виной этому являлась цеховая система – отмирающий пережиток старых феодальных времен. Практикующие киевские врачи – цирюльники – не имели собственной организации и подчинялись кравецкому (портному) цеху. В нем же относились к лекарям презрительно: не допускали к выборам на цеховые должности, не отстаивали их нужды, не помогали в профессиональном развитии. При такой ситуации большинство занимающихся врачеванием людей вело свою практику нелегально, без соответствующей лицензии. Разумеется, среди таких не имеющих патента докторов попадалось множество шарлатанов. Городской магистрат был не в состоянии пресечь их деятельность, но если подобный "врач" замечался в неудовлетворительном лечении, его дальнейшая судьба была весьма незавидна.

В 1766 году на отставного гусара старо-сербского полка Семена Хотынского, ставшего киевским обывателем и занявшегося лекарской практикой, поступили жалобы от священника Успенской церкви Алексея Сафонова, от двух студентов академии и от мещанина Ч-кого. Первые три заявляли "о повреждении им Хотинским неискусным лечением больных глаз", а мещанин Ч-кий о таком же "неискусном лечении бывшей у него под бородою раны". Так как Хотинский юрисдикции магистрата не подлежал, то он был препровожден в Киевскую губернскую канцелярию, которая и вынесла приговор: "оному Хотинскому за ненадлежащее им вступление в лечение, не имея на то ни от кого дозволения, и в страх другим учинить наказание батогами".

Вскоре после описанных событий цирюльники добились открытия собственного цеха. Поспособствовало этому несколько факторов. Во-первых, Киев нуждался в докторах. А, как известно, спрос рождает предложение: количество людей, незаконно занимающихся врачеванием, из года в год все увеличивалось. Необходимо было упорядочить и узаконить этот процесс. Во-вторых, начавшаяся русско-турецкая война и огромный приток раненых, потребовали грамотных(!) специалистов, умеющих "раны гоить рубаные, пробитые и стреляные". И, в-третьих, в случае образования собственного цеха цирюльники обязались взять на себя одну из наиболее затратных статей магистрата – заботу о городской артиллерии.

Переговоры между депутатами от лекарей и магистратом, осложненные интригами кравецкого цеха, длились три года. Наконец 30 июня 1769-го киевский войт надворный советник Григорий Пивоваров, бурмистр и степенный гражданин Данила Величковский и десять других членов магистрата подписали документ об образовании в городе самостоятельного цеха цирюльников с предоставлением тому собственного герба и печати.
Образование собственной организации поспособствовало развитию медицины в городе. И хотя киевляне, желая сэкономить, по-прежнему очень часто обращались к "специалистам" без патента, наказание за незаконную врачебную деятельность стало намного серьезнее.

В 1787 году мещанин Захарий Гаркашевский рекомендовал жившую у него 28-летнюю Агриппину Трохимову монаху Выдубецкого монастыря Никанору как опытного глазного лекаря. Однако девица не только не смогла помочь святому отцу, но и украла у него 60 рублей, за что и была арестована городским магистратом (на тот момент являющийся только судебным органом). В ходе следствия выяснилось, что Трохимова, во-первых, сама имела поврежденные болезнью левый глаз, губу и нос, и, во-вторых, за воровство уже несколько раз наказывалась "тюрьмой и смирительным домом".

Городской магистрат приговорил воровку к публичной порке. При оглашении приговора особо подчеркивалось, что наказание следует не только за кражу, но и за то, что Трохимова "не имея ни малейшего в медицине искусства, отважилась приняться за лечение глаза". После полученных плетей виновная должна была дать подписку, "что впредь будет жить честно и никаким лечением болезней приниматься не будет". Но губернскому магистрату данное решение показалось очень мягким. Было вынесено новое, более строгое определение. Вместе с Трохимовой наказание постигло и Гаркашевского, порекомендовавшего такую лекарку. Губернский судовой орган постановил: после наказания плетьми сослать Трохимову в Сибирь, с Гаркашевского же взыскать в пользу иеромонаха Никанора украденные 60 рублей, обязав его подпиской, что "впредь таковых неапробованных в медиции людей рекомендовать никому не будет". Уголовная Палата приговор утвердила.
Печать Киевского цеха цирюльников. 1820 год.


Источники:
1. А. Андриевский Преследование киевским магистратом "неапробованных в медиции людей // Киевская Старина – II, 1893, с. 379–380 – К: Типография Корчак-Новицкого.
2. Устав киевского цирюльнического цеха // Киевская Старина – XI, 1883, с. 470–476 – К: Типография Корчак-Новицкого.
Tags: цирюльники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments