December 22nd, 2019

МИТРОПОЛИЧИЙ ДОМ НА СТРЕЛЕЦКОЙ (ул. Стрелецкая, 7/6)


В 1731 году архиепископом Киевским и Галицким (тогда Киевской митрополии не существовало – упразднена Петром I, восстановлена Елизаветой) стал Рафаил Забаровский. В то время основные киевские святыни влачили жалкое существование. В очень скудном положении находились Братский монастырь и Академия, необходимо было восстанавливать Лаврскую колокольню, в реставрации нуждались строения Святой Софии.

Рафаил начал с малого – возведения каменной стены вокруг Софийского монастыря. Казалось бы, столь простое дело не могло столкнуться с какими-либо неожиданностями, но… В северо-западном углу митрополичьей усадьбы, в районе пересечения современных Стрелецкой улицы и Георгиевского переулка, строители обнаружили фундаменты большой каменной церкви XIXIII веков.

Макет города Ярослава. На переднем плане Золотые Ворота. Найденная церковь обозначена стрелкой

До сих пор ученые ломают копья, пытаясь соотнести находку 1731 года с храмами, известными по летописям. Максим Федорович Берлинский, епископ Ириней (Фальковский), митрополит Евгений (Болховитинов), Григорий Никонович Логвин считали, что это – остатки Ирининской церкви; Дмитрий Васильевич Милеев – Гергиевского храма. А Ипполит Владиславович Моргилевский и Михаил Константинович Каргер вообще не решились атрибутировать памятник. Звучала только осторожная версия, что раскопанные вдали от главных улиц руины могли быть церковью митрополичьего двора.

Рядом с храмом нашли также остатки стародавнего кладбища. Именно на его месте (напротив современной Сретенской улицы) в 1904–1905 годах по проекту епархиального архитектора Евгения Федоровича Ермакова подрядчик Федот Алешин, отец известного зодчего, построил очередной митрополичий доходный дом (первые доходные дома, принадлежавшие митрополии, были возведены со стороны Софийской площади в 1898–1904 гг.). Для постройки здания разобрали часть оборонной монастырской стены времен Рафаила Забаровского и старые хозяйственные службы, понизили уровень поверхности грунта. Тротуар перед домом вымостили железняковым кирпичом, во дворе – камнями. Здание было четырехэтажное с подвалом, двухсекционное, рассчитанное на шестнадцать квартир. Оригинальность проекта заключалась в размещении секций под тупым углом, в соответствии с трассировкой улицы.


В 1909–1910 годах строительство возобновилось. На этот раз дом по проекту Ермакова возводили на месте остатков найденного фундамента старой церкви (напомню – на углу Стрелецкой улицы и Георгиевского переулка). Тогда вокруг древнего артефакта был разбит сад, который пришлось вырубить. Правда, перед началом работ митрополия обратилась к сотруднику Императорской архитектурной комиссии Дмитрию Васильевичу Милееву с предложением провести исследования памятника.

К тому времени почти вся кладка фундамента была выбрана (разобрана, украдена–?), и исследования пришлось вести по фундаментным рвам. При этом Милеев разработал уникальную методологию раскопок архитектурных памятников по следам от их фундаментов. Для сравнения, эта методология дала больше данных для реконструкции храма на Стрелецкой, чем имеющиеся сведения о Георгиевской и Ирининской церквях.

Церковь на ул. Стрелецкой. Реконструкция Д.В. Милеева

В 1914-м Дмитрий Васильевич вернулся в Киев для раскопок Десятинной церкви, заболел сыпным тифом и скоропостижно умер в возрасте 35 дет. В некрологах безвременная смерть Милеева отмечалась как крупная потеря для художественной культуры, ибо его научные труды "имели высокое культурное значение, а не были работами повседневности, принимаемыми в целях создания себе клиентуры".

Но вернемся к усадьбе на Стрелецкой. Сооружение на углу Георгиевского переулка имело четыре этажа с полуподвалом, состояло из двух секций на 25 квартир. Каждую секцию оборудовали лифтом, здание электрифицировали.

Среднюю пятую секцию на десять квартир, объединившую четыре ранее построенные, по проекту опаять-таки Евгения Ермакова возвели в 1912–1913 годах. В 1978–1981-х в ходе капитального ремонта над всеми секциями был надстроен пятый этаж.


Дом – типичный образец прибыльной застройки начала XX века, "испорченной" более поздними ремонтами.

Фасад здания декорирован в эклектическом стиле с влиянием модерна. Пластически выделены двухмаршевые лестничные клетки и промежуточные раскреповки с широкими трехдольными окнами. Ритм вертикальных членений подчеркнут лопатками третьего и четвертого этажей, разграничивающих группы по два и три двустворчатых окна. На уровне второго этажа ритм задает чередование широких окон в раскреповках с группами из трех прямоугольных и двух полуциркульных окон, последние из которых объединены общими полуциркульными сандриками. Горизонтальные членения образуют карнизы с дентикулами между первым и вторым, вторым и третьим этажами, подоконный карниз первого этажа. Стена на уровне первого и нижней половины второго этажей обработана горизонтальным рустовкой в кирпичном исполнении. Первоначально стену фасада в четыре с половиной этажа завершал карниз с модернизированными модульонами, преобразованный надстройкой на междуэтажный. Увы, но вследствие потери архитектурных завершений главных вертикальных членений фасад приобрел монотонности и структурной невнятности.


Приказом Министерства культуры Украины № 58/0/16-10 от 16 июня 2011 года здание признано памятником истории, архитектуры и градостроительства.

В доме проживало множество выдающихся людей.

До 1917-го в квартире № 15 и в 1917–1935-х в трехкомнатной квартире № 11 в цокольном этаже левого крыла здания (бывшая секция № 1-а) жил Василий Митрофанович Базилевич (1892-1942) – историк, архивист, литературовед, краевед, музеевед, один из первых исследователей декабристского движения в Украине. Судьба не была благосклонна к ученому. Он безосновательно трижды арестовывался в 1927-м, 1933-м и 1935-м годах. В августе 1935 года был осужден на пять лет лишения свободы. Ссылку отбывал в лагерном пункте Будукан в Сибири. После освобождения в 1940-м поселился в Таганроге, работал научным сотрудником краеведческого музея. В конце ноября 1942 года после доноса Базилевича арестовало гестапо за попытку помешать вывозу музейных ценностей в Германию. Ученый был расстрелян в декабре 1942-го, не дожив несколько недель до своего пятидесятилетия. Последним известием о Василии Митрофановиче стало официальное сообщение корреспондента "Известий" из Ростова-на-Дону: "Научный сотрудник Таганрогского краеведческого музея профессор Базилевич В. М. расстрелян гестаповцами за попытку сохранить народное достояние – скрыть от гитлеровских бандитов некоторые экспонаты".


В 1911–1918 годах в секции № 1-в жил Дмитрий Николаевич Григорович–Барский (1872- 1958) – адвокат, политический деятель, председатель Киевской судебной палаты. Выступал защитником по делу Бейлиса. Гласный городской думы по Старокиевскому участку, член Комитета Городской публичной библиотеки, Киевского общества скорой медицинской помощи. Председатель Киевского комитета Конституционно-демократической партии (Партия народной свободы), член ее ЦК. С 1912-го – член Верховного Совета масонского ордена "Великий Восток народов России", надзиратель его ячейки-ложи "Правда". В 1917-м – товарищ председателя исполкома Совета объединенных общественных организаций. С мая 1918 года, при Украинском Государстве, в квартире Григоровича-Барского еженедельно происходили совещания группы министров-кадетов. В мае–июле 1918-го здесь пребывал председатель ЦК партии кадетов Павел Николаевич Милюков – в Киеве он проводил переговоры с немецким командованием о финансовой поддержке антибольшевистского движения.

Адвокаты Бейлиса. Д.Н. Григорович-Барский – первый слева

В 1911–1912 годах в секции 1-б проживал Михаил Михайлович Дитерихс (1881-1941) – хирург, доктор медицины, профессор. Исследовал проблемы лечения туберкулеза, ожогов, опухолей, послеоперационных свищей, суставов, базедовой болезни. С декабря 1909-го – внештатный ординатор Киево-Кирилловской больницы, с октября 1910-го – приват-доцент Киевского университета, читал курс клинической хирургии. В 1911-м получил благодарность от российского императора по уходу за раненым председателем Совета министров Петром Столыпиным. С 1912-го – заведующий кафедрой общей хирургической патологии Университета. В том же году построил собственный дом на улице Тимофеевской, 3 (сейчас – ул. М. Коцюбинского). В годы Первой Мировой профессор Дитерихс основные усилия направлял на изучение проблем военно-полевой хирургии. Он предложил и усовершенствовал шины для транспортной иммобилизации бедра при переломах, что изложено в работе "Военно-полевая хирургия врача войскового района", которая была первой наиболее полной работой по военно-полевой хирургии того времени. Большое количество работ Михаил Михайлович посвятил также этическим вопросам медицины.

М.М. Дитерихс

В 1915 – начале 1920-х в секции № 1-в жил Николай Владимирович Стороженко (1862–1942) – историк, педагог, общественный деятель. Директор Министерской женской гимназии (1904–1920) и одновременно Первой Киевской гимназии (1909-1915). Член киевской Старой громады, Киевского отдела Русского Военно-исторического общества, общества Красного Креста. Заведующий городской бесплатной читальни им. Гоголя. С 1893-го являлся сотрудником Временной комиссии для разбора древних актов при Киевском университете. Исследовал историю Украины, публиковался в "Киевской Старине". Умер в Париже в эмиграции.

Николай Стороженко (стоит второй справа) на торжествах в честь 15-летия журнала «Киевская старина», весна 1898 года

В самом начале 1920-х в квартире № 9 секции № 1-б жил Григорий Демьянович Стороженко (1881–1937) – украинский общественный и церковный деятель, профессор. 27 ноября 1921 года в Софийском соборе Стороженко был рукоположен в сан епископа УАПЦ. Неоднократно арестовывался органами ГПУ–НКВД. В 1926 году под давлением спецслужб Григорий Демьянович отрекся от сана епископа. Но этот шаг не спас Стороженко от гибели –в 1937 году он был расстрелян.

В первой половине 1920-х в доме на Стрелецкой жил Николай Васильевич Хомичевский (литературный псевдоним – Борис Тен; 1897–1983) – поэт, переводчик, хормейстер, церковный деятель. В 1924—1926 годах – настоятель Софийского собора в Киеве, в 1928-м – настоятель храма Петра и Павла на Подоле. Был вторым заместителем председателя президиума Всеукраинского православного церковного совета. Входил в круг украинских неоклассиков – поэтов и переводчиков (Николай Зеров, Максим Рыльский). Литературный псевдоним Хомичевского походил от древнегреческого названия Днепра – Борисфен. 7 августа 1929 году был арестован, в 1930-м осуждён на десять лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Срок отбывал на Дальнем Востоке (преимущественно во Владивостоке). Спасли Николая Хомичевского пение, музыка и знания иностранных языков. В концлагере ему позволили создать хор из заключенных. 1 сентября 1936 года был досрочно освобожден, после чего уехал с семьей в Подмосковье. С началом советско-немецкой войны 1941—1945 годов был мобилизован в ряды Красной армии. На фронте попал в окружение, оказался в плену, в лагере под Новгород-Северском. Пытался бежать, был перевезён в лагерь в Германии. Освобождён в 1945-м.

Н.В. Хомичевский

В 1921–1924 годах в квартире № 6 секции № 1-а жил Федор Иванович Шмит (1877–1937) – искусствовед, академик ВУАН (с 1921 г.), культурно-общественный деятель, педагог, председатель музейной секции (с 1919 г.) и заместитель председателя (с 1920 г.) ВУКОПМИСу, член УНТ (с 1918 г.) и многих других отечественных и зарубежных обществ. Проводил работу по возвращению в Украину историко-художественных реликвий из музеев РСФСР. По инициативе Шмита в марте 1922 года был разработан проект обращения общего собрания ВУАН в правительственные учреждения УССР с целью предотвращения вывоза музейных и церковных ценностей за границу в связи с начатой в это время кампанией по сбору валютных средств в помощь голодающим. Принимал активное участие в становлении украинского музейного дела: председатель Комитета Музея искусств ВУАН им. Б. и В. Ханенко (с октября 1921-го), директор созданного по его инициативе Музея детского творчества при ВУАН (с февраля 1922-го), лаврского Музея культов и быта (с июня 1923-го), музея при соборе Святой Софии (с кон. 1923-го). В феврале 1922 года был избран ректором Археологического института. В 1933-м Шмита арестовали и отправили в ссылку в Среднюю Азию, где он работал научным консультантом музея искусств в Ташкенте. В 1937-м вновь арестован и по постановлению Тройки НКВД УзбССР приговорен к расстрелу. По сведениям МВД РФ, приговор приведен в исполнение 10 ноября 1937 года. В то же время имеются данные о том, что Федор Иванович Шмит умер 10 октября 1941-го. Реабилитирован ученый в 1956 году.

Ф.И. Шмит

В 1920-х годах в квартире № 7 жил живописец Лев Юрьевич Крамаренко (1888-1942). В 1922–1924 Лев Юрьевич занимал должность ректора Института пластического искусства, реорганизованного 1924-м в Киевский художественный институт, преподавал в нем до 1930 года, руководил отделением монументальной живописи. Участвовал в декоративном убранстве Детского городка им. Ленина в Киеве (1924 г.), конференц-зала АН УССР (1930 г.). В станковом искусстве работал в жанрах пейзажа, натюрморта, портрета и тому подобное. Умер в 1941 году в эвакуации в Самарканде.

Л.Ю. Крамаренко. Летний пейзаж

В 1920-х – начале 1930-х годов в квартире № 3 секции 1-а жил Дмитрий Михайлович Дяченко (1887-1942) – архитектор, член-корреспондент Академии архитектуры СССР (с 1935-го). Один из основателей и первый ректор Киевского архитектурного института (1918–1923), профессор Украинской сельскохозяйственной академии (1925–1930). С 1932 года – профессор Киевского художественного института. В 1925–1930-х по его проектам в стиле украинского барокко построено комплекс Сельскохозяйственного академического городка в Голосеево, в 1928–1930-х – жилой дом кооператива "Научный сотрудник" на ул. Пушкинской, 7, в котором сам архитектор поселился в 1932-м. В 1930-х годах труды Дяченко осуждены большевистской критикой как проявление украинского национализма. Его стиль украинского барокко даже теоретически не смог бы сочетаться со сталинско-имперским ампиром. В 1931-м Дяченко впервые был арестован в Киеве, впоследствии освобожден и переехал с семьей в Москву. 1 июля 1941 года Дмитрия Михайловича арестовали вторично и присудили к восьми годам лагерей. 21 мая 1942-го Дяченко скончался в концлагере НКВД в Саратовской области "от пеллагры III степени истощения". Тело его в тот же день сбросили в братскую могилу, которую впоследствии уничтожили. В 1957-м Дмитрия Михайловича Дяченко посмертно реабилитировали.

Д.М. Дяченко. Комплекс Сельскохозяйственного академического городка в Голосеево

В 1920–1930-х в квартире № 39 секции № 1-а проживал Алексей Иванович Крупский (1875-1943) – профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии № 1 Киевского медицинского института (1930–1937). С 1935-го внедрял массовое обезболивания родов, основоположником которого был профессор Анатолий Исакович Лурье; автор ряда учебников.

А.И. Крупский

В 1927–1933 годах в квартире № 4 на первом этаже жил один из корифеев украинского театра Николай Карпович Садовский (наст. Тобилевич; 1856–1933). Он тогда вернулся из эмиграции и появился в дверях своей единственной настоящей любви – Марии Константиновны Заньковецкой, проживавшей на Большой Васильковской. Но примадонна не простила Садовскому его измены. И тогда Николай Карпович отправился на Стрелецкую к своей последней женщине – актрисе Валентине Чаус, которая была моложе корифея на 45 лет. Отсюда Садовского и проводили на Байковое кладбище.

По дороге, по просьбе Заньковецкой, процессия сделала круг, чтобы пронести гроб мимо дома актрисы. Мария Константиновна, старше Николая Карповича на два года, тяжело больная, плакала у окна и прощалась. А перед тем писала его брату Афанасию: "Я до сих пор люблю Николая ...". Через год Заньковецкой не стало. Она умерла в Нежине, но ее похоронили на Байковом рядом с любимым.


В 1920-е – 1935 годы (с перерывами) в коммунальной квартире № 34 на первом этаже дома (бывшая секция № 1-а) жил Михаил Иванович Донец (1883–1941) – оперный и камерный певец (бас), театральный деятель, народный артист УССР (с 1930 г.). Был одним из самых активных пропагандистов украинской музыки. В годы Украинской революции приложил усилия к организации украинской оперы в Киеве. По его инициативе впервые в истории оперного театра 15 ноября 1918 года состоялась премьера оперы "Черевички" Чайковского на украинском языке, где певец исполнял партию Чуба. 2 июля 1941 года Михаил Иванович был арестован "за антинародную, контрреволюционную националистическую деятельность" в стенах киевской оперы. 10 сентября 1941-го, в канун отступления Красной Армии из Киева, по приказу министра госбезопасности СССР Всеволода Меркулова всех лиц, находящихся в киевских тюрьмах, расстреляли. Считается, что в тот день погиб и Михаил Донец. После смерти Сталина жена певца Мария Эдуардовна Донец-Тессейр на личное обращение к Никите Сергеевичу Хрущеву получила короткую справку: "с санкции врага народа Меркулова Донец без решения суда был в Киеве расстрелян". Однако это вынужденное признание было сделано шепотом. Ни один печатный орган в Украинской ССР эту информацию не опубликовал. С 1955 года Михаила Донца в СССР уже не называли "врагом народа", однако отношение к нему компартийных идеологов оставалось недоброжелательным. Официальное заключение КГБ, на основе просмотра следственного дела Михаила Донца: "Нельзя считать установленным его причастности к антисоветской националистической организации и проводимой им антисоветской работе". Однако ни один печатный орган в Украинской ССР не огласил этого вывода. Реабилитировали Михаила Ивановича только в 1989-м. Сейчас именем Донца названа одна из улиц Киева.

М.И. Донец – партия Тараса из оперы “Тарас Бульба” Николая Лысенко

Вместе с Михаилом Ивановичем Донцом в квартире № 34 проживала его жена Мария Эдуардовна Донец-Тессейр (1899-1974) – оперная певица и вокальный педагог, народная артистка УССР. В 1915–1922 и 1927–1948 годах (с перерывами) – солистка киевской оперы. Вместе с мужем гастролировала с концертами по Украине, Сибири, Уралу, Дальнему Востоку. В завершении концертных программ супруги часто исполняли дуэтом украинские народные песни, романсы. С 1935 года Мария Эдуардовна совмещала работу в театре с педагогической деятельностью в Киевской консерватории (с 1953-го – ее профессор). В 1969 году на фирме "Мелодия" вышел альбом "Уроки профессора М. Э. Донец-Тессейр (озвученное пособие для студентов — вокалистов)". В память об М. Э. Донец-Тессейр в Национальной музыкальной Академии Украины по ул. Архитектора Городецкого, возле класса, в котором певица преподавала, установлена мемориальная доска.


После переезда супругов Донец в Церковный переулок, 8 (сейчас–Балтийский переулок) в квартире № 34 в 1935–1936 годах проживала Оксана Андреевна Петрусенко (наст. Ксения Андреевна Бородавкина; 1900–1940) – оперная и концертная певица (сопрано), народная артистка УССР (с 1939-го). В эти годы – солистка Киевского государственного академического театра оперы и балета. Мастер украинской вокальной школы, одна из лучших исполнительниц украинских народных песен и романсов. В 1936 году на первой декаде украинской литературы и искусства в Москве представила национальную музыкальную культуру.

О.А. Петрусенко

В начале 1937-го был арестован директор Киевской оперы Я. Яновский. Говорят, он был замечательным человеком, все его любили и уважали, но на допросах он оговорил всех. О Петрусенко Яновский сказал, что она была человеком, близким к Панасу Любченко, бывала у него дома, он подвозил ее на автомобиле и обещал путешествие в Италию. В те времена это было смертельное обвинения. Коллеги начали сторониться Оксану Андреевну. Гримировалась она сама, в антрактах к ней тоже никто не подходил.

В июле Петрусенко узнала, что ее увольняют из театра. Певицу охватило отчаяние, она пыталась даже покончить с собой, собираясь повеситься. Неожиданно пришла подруга Алла Алексеевна Бегичева, которая приехала из Москвы с целью сделать записи на пластинки выдающихся украинских художников. Бегичева увидела Петрусенко с петлей на шее. Той же ночью они тайно покинули Киев и отправились в Москву. К кому Оксана Андреевна обращалась в Москве, не известно, но на работе в Киевском театре она была восстановлена.

О.А. Петрусенко. 1938 год

17 сентября 1940 года Красная Армия перешла польскую границу. В составе творческой бригады артистов киевских театров Петрусенко отправилась в Западную Украину. 20 сентября она была уже во Львове. Там она трагически влюбилась в Андрея Терентьевича Чеканюка, который занимал должность редактора газеты "Коммунист", имел семью, двоих детей, и был моложе Оксаны на 6 лет. Они не могли связать свою жизнь. Она не хотела разрушать его семью, он не хотел разрушать карьеру. Она ждала от него ребенка. Сына, который родился 8 июля 1940-го назвали Александром.

На восьмой день Петрусенко собирались выписывать из роддома. Утром 15 июля она передала записку своей концертмейстеру и подруге Нине Скоробогатько, какие вещи принести. А за несколько часов внезапно умерла. Официальная версия – осложнения после родов, большой тромб попал в сердце и закупорил коронарные сосуды.


Сразу появились слухи, что 40-летняя оперная звезда умерла не своей смертью. Признание медсестры, которая дежурила в тот день в родильном отделении, стали известны лишь недавно. Уже на смертном одре она рассказала родственникам, что Оксана Петрусенко выпила стакан отравленного молока. Цианистый калий подсыпала напарница медсестры, которую подкупила жена маршала Тимошенко – до "освободительного" западноукраинского похода командующий Киевским военным округом слишком часто оказывался в правительственной ложе и за кулисами во время выступлений Петрусенко.

Киев прощался с Оксаной Андреевной 17 июля 1940 года. Мимо гроба в Оперном театре прошло более 100 тысяч человек – население столицы составляло тогда 930 тысяч.




Источники:
1. Звід пам'яток історії та культури України. Енциклопедичне видання у двадцяти восьми томах. Київ. Кн 1. Ч. 3. С–Я Відповідальний редактор П.Тронько.– К.: Головна редакція Зводу пам'яток історії та культури України при видавництві "Українська енциклопедія" ім. М.Р. Бажана – 2011 – С. 1217–2197.
2. Киев в первой половине XI века во время Ярослава Мудрого // Архитектура древнего Киева – К.: Будiвельник – 1982
3. Милеев Дмитрий Васильевич. Некролог. П. П. Покрышкин // Известия Императорской Археологической комиссии. Вып. 57 – СПб. – 1915
4. Немецкие варвары разграбили музей в Таганроге // Известия Советов Депутатов трудящихся СССР – 4 сентября 1943
5. Свідчення С.О. Єфремова для ОҐПУ // Незалежний культурологічний часопис «Ї»
6. Кафедрa загальної хірургії №1 // Національний медичний Університет Імені О.О. Богомольця
7. Максим Тарасівський  Михайло Донець: кара без злочину // Клуб поезії
8. Євген Савенко  Оксана Петрусенко. "Співала ж дзвінко, дужо, незрівнянно!.." // Мистецька сторінка
9. Цалик Станіслав  Оксану Петрусенко отруїла дружина маршала Тимошенка // Gazeta.ua
10. "Украинский соловейко" Оксана Петрусенко
11. Ганна Черкаська  Микола Садовський // UAHistory
12. Интернет-ресурс "Новий звіт пам'яток історії та культури"