December 12th, 2017

ОЦЕНЩИКИ КИЕВСКОГО МАГИСТРАТА (2-ая половина XVIII века)

Мы уже привыкли к новостям о современных аферах с недвижимостью, любители истории, конечно же, знают об аферах времен строительных лихорадок конца XIX – начала XX веков. А как киевский магистрат XVIII столетия, сам имея немалые грешки, контролировал действия своих подчиненных, занимающихся оценкой имущества?

В декабре 1756 года по устному приказу магистрата киевские мещане Григорович, Григорий Кривобок и Марко Стефанов оценивали двор мещанина Антона Карамалея, подлежащий продаже для покрытия долгов последнего. Определив имущество в 123 руб. 40 коп., названные мещане заявили о том письменно в магистрат, но приказа относительно продажи не получили.

Прошло более пяти лет, и магистрат дал уже письменный приказ другим оценщикам не только определить стоимость, но и реализовать этот двор, после чего он был продан в апреле 1762 года за 120 рублей. Недостающую от первой оценки сумму магистрат определил взыскать с первых оценщиков, а когда те начали протестовать, то были арестованы.

19 апреля арестованные подали в магистрат челобитную на высочайшее имя, но магистрат не принял ее, приказав содержать Григоровича, Кривобока и Стефанова под стражей, пока не внесут недоимку. Тогда на четвертый день оценщики отправили челобитную на высочайшее имя в киевскую губернскую канцелярию. Последняя своим указом от 27 апреля освободила просителей, аргументируя свое решение тем, что магистрат не давал им письменного указа о продаже двора, "и ежели оный двор от долговременного киевским магистратом нерешения дела пришел в ветхость, и от того убыло оному цены, то взыскание оной цены с тех, кто в том винными окажутся, учинить, и что учинено будет, о том в К.Г.К., рапортовать."

Эта история не только указывает на ответственность оценщиков в тех случаях, когда имущество продавалось ниже их оценки (привет аферистам будущих столетий!), но также является примером, когда губернская канцелярия сама привлекалась мещанами к спору с магистратом. В сущности, функции отдельных органов управления не были определены достаточно четко, и К.Г.К. имела достаточно поводов для вмешательства во все сферы деятельности киевского самоуправления.

В данном случае челобитчики не отрицали в принципе ответственности оценщиков, не отрицали права магистрата налагать на них взыскание: они настаивали лишь на том, что магистрат, будучи сам виновен в несвоевременной продаже дома, несправедливо возложил наказание именно на них.



Источник:
Ответственность оценщиков в киевском магистрате (1762 г.) // Киевская Старина – II, 1904, с. 56–58 – К.: Типография Императорского Университета Св. Владимира.