Kiyevlianin Zrm (kievlyanin2015) wrote,
Kiyevlianin Zrm
kievlyanin2015

Categories:

ДОСИФЕЯ КИЕВСКАЯ

Фанаты "Киевских ведьм" Лады Лузиной наверняка во всех подробностях помнят историю превращения Марии, младшей из Киевиц, в мальчика-инока Китаевой пустыни, ставшего совестью и духовным символом Города. Но многие даже не подозревают, что литературный Киевский Отрок имел своего реального прототипа – преподобную Досифею (Тяпкину), Киевскую затворницу.

Это было давно, в 1721 году. В богатой и знатной семье рязанских дворян Тяпкиных родилась дочь. Род Тяпкиных, по сказанию древних родословцев, происходил “от мужа честна Василия Варгоса” по прозванию “Погожий”, выехавшего в 1380 году с Ольгердовичами на Мамаево побоище, затем оставшегося в Москве и бывшего окольничим Дмитрия Донского. Его младший сын Михаил, по прозванию Тяпка, был родоначальником Тяпкиных. Среди известных представителей рода: Иван Иванович Тяпкин – наместник в Калуге в 1522 году, его племянник Матвей Семенович — мценский наместник в 1537 году, Василий Михайлович – посланник в Польше (1674-76 гг.) и в Крыму (1683 г.) и думный дворянин.

После обычных веселий и радостей младенец был крещен, и наречен Дарьей. Окруженное роскошью и довольством, дитя понемногу росло и обещало быть в будущем украшением семьи. Казалось, все земные блага собрались вокруг, чтобы предоставить, с течением времени, всевозможные утехи и радости жизни, но... судьба решила иначе. Незадолго до появления Дарьи на свет, ее бабушка, желая посвятить остаток своих дней служению Богу, отправилась в Московский Вознесенский монастырь и там постриглась в монахини под именем Порфирии. Когда малютке исполнилось два года, родители отправились в Сергиеву Лавру на богомолье. Не желая оставлять девочку на попечение слуг, они взяли ее с собой. По пути Тяпкины заехали в Москву и остановились в Вознесенском монастыре, чтобы погостить несколько дней у старицы Порфирии. Когда бабушка в первый раз увидала внучку, то до того привязалась к ней, что ни за какие блага не пожелала расстаться с маленькой крошкой.
Вознесенский монастырь в Кремле.

Монашеская жизнь с раннего детства оставила глубокий след в сознании Дарьи и повлияла на всю ее дальнейшую жизнь, тем более что душа у девочки была до крайности чуткой и трепетной, милосердной ко всем.
Молилась Дарья, как взрослая, никаких поблажек: выстаивала длинные монастырские службы вместе со всеми, клала поклоны сколько надо, осеняя себя крестным знамением.
Выходя из храма, торопилась оделить всех просящих милостыней. "Оделяй, оделяй, родимица, - говорила ей бабушка. - Всякому просящему у тебя дай... От хлеба твоего даждь алчущему, а от одеяний твоих – нагим. Кто не любит человека, не может любить и Бога".
И.И. Творожников. "Нищие у церкви". 1889 г.

В монастыре Дарья прожила семь лет. А потом пришло время забрать девочку домой на светское воспитание, как и положено было при ее дворянском происхождении.

Дарья вышла из монастыря совершенною монахинею. В среду и в пятницу она не принимала никакой пищи. Да и в прочие дни ни мяса, ни молока, ни яиц совсем не употребляла.
Новая жизнь обрушилась на девочку бессмысленным, никчемным грузом. Что-то чуждое и непонятное таилось в каждом незнакомом уголке большого барского дома. Что-то новое и противное сердцу виделось во всем. Там, в монастыре, она привыкла к воздержанию и порядку, — здесь переизбыточествовали роскошь и довольство. Там привыкла она ложиться рано и вставать засветло, — здесь все просиживали до полуночи и валялись в постели до позднего утра. Там была совершенная тишина, витало безмолвие и душевный покой, здесь — царили неимоверная суета: слышались бесконечные крики, ругань господ да слезы крепостных слуг и разносился по всем углам веселый смех домочадцев. Некогда было ни книжечку почитать, ни Богу порядком помолиться. Ибо там, в Вознесенском монастыре, храм Божий был открыт постоянно, и богослужение совершалось каждый день, а здесь, в соседнем селе, батюшка был старый да хилый и служил одну только Литургию по воскресным и праздничным дням.
Пустая трата времени пришлась девочке не по сердцу и вызывала лишь жалость ко взрослым. Окружающие ее люди в свою очередь тоже недоумевали: богатая, а ходит, как крестьянка, барыня, а спит на доске, под голову сено кладет да еще с бедняками трапезу делит и разговаривает как с равными. На что Дарья отвечала: "Нет на свете богаче Христа, Царя нашего небесного. Но и Он в нищете ходил, не имел, где главы приклонить... А я что перед ним? Знайте же, что я не стремлюсь украшаться нарядами, а хочу украсить себя Божескою правдою".
Неизвестный художник. Московский бал. 18 век.

Ненужно было Дарье и светское образование, которое непременно хотели дать ей родители–дворяне. Для этого предполагалось выписать из столицы учительницу–француженку...
Последней каплей стали разговоры о знатном женихе. И Дарья сделала свой выбор: в мае 1736 года она тайно покидает родителей и пешком идет в Москву, в Свято-Вознесенский монастырь, к любимой бабушке. Но увидеть старицу Порфирию довелось только издалека. По канонам церкви нельзя было девице поступить в монастырь без родительского благословения. Беглянок сразу выдавали семье. Тогда Дарья, покинув монастырь, коротко остригла волосы, надела купленный на базаре мужской наряд, превратилась в худенького крестьянского мальчика и в толпе паломников направилась в Троице-Сергиеву Лавру.
Трудно было признать в Дарье девушку, да еще благородного, знатного рода. Нежные очертания девичьего личика от долговременного путешествия сделались грубыми и мужественными. Низкий голос и степенная равномерная походка также не могли вызвать никакого подозрения.
Наконец, Дарья пришла в Лавру. Монастырское начальство приняло Досифея (этим именем назвалась девушка) весьма благосклонно. Но проведав о том, что это беглый юноша-крестьянин (такова была придуманная Дарьей легенда), отказалось наотрез постричь его в иноческий образ. Долго рассуждали старцы и, наконец, разрешили Досифею пребывать в Лавре тайно, на послушании.
Пришлось и далее Дарье скрывать свою тайну, постоянно находясь среди братии, работая на самых тяжелых послушаниях. Говорят, что выдержать тяжелые мужские послушания девушке в течение трех лет возможно лишь с Божией помощью…
Троице-Сергиева Лавра. Первая половина XVIII века. Реконструкция В.Балдина.


Родители не оставляли надежд найти свою дочь. Порасспросив людей, они прибыли в Троице-Сергиеву Лавру и там внезапно узнали Дарью в одном из послушников. Имея твердую решимость, девушка в ту же ночь, не входя в беседу с родичами, покинула обитель и за два месяца добралась до Киево–Печерской Лавры, колыбели русского иночества.
Однако в Киеве архимандрит Илларион Негребецкий беспаспортного беглеца принять в число братии отказался, доложил о том митрополиту Рафаилу Заборовскому, который, побеседовав с просителем и подивившись его разуму и начитанности, тем не менее, тоже не счел возможным нарушать закон.
Михаил Сажин. Вид Киева с Левого берега Днепра. Акварель. 1840-ые г.

Вот тогда-то Дарья-Досифей и пришла в Китаеву пустынь, где на вершине горы своими руками вырыла в земле пещеру, послужившую ей пристанищем многие годы.
Уверяют, что питалась подвижница мхом, кореньями, добываемыми по ночам, а также хлебом и водой, которые время от времени приносил ей инок из Китаевой пустыни.
Никто не обращал на нее внимания. Никто не преследовал здесь. Многие спасались так. Многие уходили в то время в дремучие леса. Строгие указы Петра I и его преемников о непринятии в монастыри людей беглых и несвободных могли поддерживать только этот вид иночества, который освобождал отшельника от уз общественного рабства и навсегда укрывал его от взоров мира и полицейских. И только десятки лет сурового пустынножительства привлекали к спасающемуся внимание мира, но уже не недоверчивое, а полное благоговейного уважения…
И стали со всей Руси притекать к мудрому Досифею и стар, и мал. И, как уверяли, никто никогда не видел лица старца. А низкий голос, походка и исхудалое загорелое лицо не давали возможности узнать в Досифее особу женского пола.
Пещерная келия в Китаевой горе

Уверяют, что старец пещеры никогда не покидал и никого не впускал. С приходящими за советом и благословением общался через маленькое окошко. Исключение сделал только для императрицы Елизаветы Петровны, прибывшей в Киев ко святыням в 1744 году вместе с наследником престола Петром Федоровичем и его невестой Екатериной Алексеевной.
Именно тогда монашествующие в срочном порядке изготовили для императрицы тропинку и лестницу из деревянных ступенек, чтобы государыня смогла пешком подняться на Китай–гору в пещеру Досифея.
Досифей пользовался большим уважением у киевских архиереев и монашеской братии, но даже не был пострижен в рясофор – первый чин монашества. Елизавета Петровна повелела немедленно совершить обряд пострижения и сама присутствовала на нем. На прощание государыня подарила Досифею кошелек с золотыми монетами. Старец передал червонцы в Духовный собор Лавры. Считается, что эти средства пошли на строительство нового храма в Пирогове.
Токке Луи. Императрица Елизавета Петровеа. 1858 г.

Спустя двадцать лет со дня удаления Досифея в затвор, он вторично увидел перед собою родную сестру. Родители Дарьи давно скончались, и удрученная тоскливым одиночеством сестра решила посетить Киев. Помолившись здесь Богу, она пришла к затворнику Досифею и стала рассказывать  о семейных несчастьях и о безвестно пропавшей сестре. Она не узнала его, ибо, беседуя с родною сестрою, старец Досифей не показал своего лица. Через узкое окошечко своей земляной кельи затворник благословил свою сестру и отчасти успокоил тем, что Дарья отдана иноческой духовной жизни, и указал больше ее не искать.

Когда в середине 1760-х в Российской империи было запрещено отшельничество, преподобный Досифей переселился в Дальние пещеры Лавры и духовно воспитал здесь будущего известного Соловецкого подвижника Феофана.
Однажды старец послал Феофана к пономарю Великой церкви, то есть Свято-Успенского собора Киевской Лавры, и велел принести херувимского ладана. Положив ладан у себя на окошке, Досифей стал раздавать его по кусочку каждому приходившему за благословением, приговаривая: "На, возьми, да покури хорошенько у себя на дворе… Скоро будет страшное несчастие… Люди станут падать на дороге и умирать, как мухи… Но вы не унывайте… Не падайте духом, дети… А молитесь, молитесь…" Это было предсказание моровой язвы, которая разразилась в 1770 году. Говорят, что те, кто оказались наделены ладаном преподобного Досифея, остались невредимы.
Арнольда Беклина. "Чума". 1898 г.

В конце своего жизненного пути преподобный по благословению архимандрита Зосимы (Валькевича) вернулся в Китаево, где поселился в отдельной келейке на берегу ручья. Именно туда к нему пришел в 1776 году курский юноша Прохор Мошнин, и Досифей благословил его идти в Саровскую обитель. Так старец осуществил свою провиденциальную роль в судьбе молодого человека, впоследствии прославившегося как преподобный Серафим Саровский.
Досифей благословляет Прохора Мошнина на монашеское житие. Роспись храма преподобного Серафима Саровского. Киев, Пуща-Водица

Скончался преподобный Досифей 25 сентября 1776 года. Его предсмертная записка гласила: "Тело мое приготовлено к отшествию в вечную жизнь. Молю вас, не открывая, предать его погребению".
Завещание старца исполнили в точности. Никто не посмел обнажить многотрудное тело и обмыть его. С благоговением погребли его иноки в монастырской ограде на северной стороне Свято-Троицкой церкви.
Могила преподобного Досифея в Китаево

Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Спустя несколько лет Агафья Тяпкина снова приехала в Китаеву пустынь, очень расстроилась, не застав старца в живых. Попросила взглянуть на его портрет, узнала свою сестру Дарью и потеряла сознание.
Так стало известно, что великий затворник Китаевой пустыни был не мужчиной, а девицей - преподобной Досифеей. По сей день на ее могилу стекаются тысячи паломников.



Составлено по материалам книги послушника Киево-Печерской Лавры Владимира Зноско "Рясофорный монах (девица) Досифей, затворник Киево-Печерской Лавры и первый руководитель-наставник пр. Серафима Саровского". Киев, 1906.


Читайте также:
Киевский священник Евфимий Ботвиновский

Княгиня Наталья Борисовна Долгорукова
Tags: Киево-Печерская Лавра, Китаево, старец Досифей, старица Досифея
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments